Нияз Игламов: «В Кирове провинциален не театр, а люди»

Известный театральный критик - о репертуаре кировских театров, о проблемах менталитета и о том, почему театр может стать основой развития региона.

В Кирове побывал с визитом Нияз Игламов - театральный критик, член Экспертного совета Национального театрального фестиваля «Золотая маска». В рамках театрального марафона, посвященного закрытию 142 театрального сезона в Кировском драматическом театре, эксперт посмотрел несколько премьерных спектаклей Кировского драматического театра и «Театра на Спасской». Критик пробыл в Кирове три дня, успев за это время оценить репертуар театров и перспективы их развития.

Нияз, какое впечатление у вас осталось от кировских театров?

Могу сказать, что не всё мне одинаково полюбилось. Но что касается театра драмы - здесь очень сильная труппа разных возрастных категорий. Есть и молодежь, есть и средний возраст. Самая уязвимая позиция в театре - это мужчины 45+ лет. В 90-е была сложная жизнь, люди уходили из театра, потому что нужно было кормить семью, и потом уже мало кто возвращался. И эта проблема актуальна для театров по всей стране. Здесь она сглажена. Что касается репертуара, то по четырем просмотрам рано пока давать всеобъемлющий анализ жизни театра, у которого 143-летняя история, это не очень справедливо. Но срез сезона я получил. Мне кажется, что здесь очень интересный главный режиссер, который проявляет важные для меня черты именно главного режиссера - своего рода режиссёрскую мудрость, когда на первое место выходит не творческое самолюбование, что само по себе неплохо, но когда уже будут преодолены какие-то этапы, а то, что важно для театра. Например, очень любопытно "Марьино поле". Очень правильная интонация найдена для этой пьесы. Я видел больше двадцати спектаклей по ней, и кировскому театру удалось найти какое-то свое собственное, неповторимое звучание. Потому что пьеса гротесковая, здесь и фантасмагория есть, и важно понять, как с этой фактурой работать. потому что можно уйти в гэгование, можно уйти в парад-каскад всяких кунштюков, трюков, оставив за бортом тему. А тема очень важная, именно сейчас для нашей страны, она антимилитаристская.

Как ни крути, я не могу смириться, когда пишут на "Мерседесах" и "Фольксвагенах" "На Берлин" или "Можем повторить". Что вы можете повторить? Миллионы погибших? Это какой-то ужас. Пьеса поднимает очень серьезные смысловые пласты и будит эмоции. А это важно. Театр возник сам по себе как некая гуманистическая институция, он должен быть всегда против войны, против лишения, несправедливости. Он так устроен, он всегда на стороне добра.

Второе, что меня поразило в драматическом театре - низкий уровень его материально-технического обеспечения театра. Катастрофически низкий, я не могу об этом говорить без боли. Я сидел, смотрел спектакль и одновременно замечал, к примеру, световое оборудование. Какое-то было закуплено в 70-х, 80-х годах, и после этого ничего не было. Это, конечно, очень удручает. В таких условиях не должен существовать театр. Тем более театр - лицо города, он может быть драйвером области. Мы понимаем, и это никак не унизительно, что Кировская область по экономическим показателям существенно отстаёт от других регионов. И необязательно цепляться за экономику. Туризм, фестивали, активная театральная жизнь может стать драйвером, потому что инвесторы сейчас смотрят на социалку, культуру, медицину. Это важные показатели, чтобы пришёл какой-то бизнес серьёзный в Кировскую область, важен климат, атмосфера, культурный досуг. Область должна иметь театр, который был бы послом культуры. Время собирать камни, и театр здесь может выступить мощным фундаментом для развития области. Это действительно работает.

Я рад, что грядет реконструкция театра. Но за подрядчиками нужно постоянно следить, они не знают специфики театра. Я всегда рассказываю такой анекдотический случай. Есть такой Александринский театр. Он находится в Санкт-Петербурге, располагается в здании зодчего Росси 1832 года. И когда шла его реконструкция, грузовые машины могли ездить только с 10 до 12 ночи из-за разведения мостов - специфика Санкт-Петербурга. И рабочие нашли дыры и пустоты между стенами и сгружали туда строительный мусор. В итоге выходит принимающий комиссии на сцену - а акустики нет. В театре ничто не случайно, там была целая система пустот, обеспечивавших звук. И такое есть в каждом театре. Нужно очень внимательно следить. Рабочие захотят завершить все быстрее, а у нас другие подходы. Пусть год, два делают, но сохранится акустика, интерьеры, потому что каждый театр - это атмосфера, это дом, куда хочется прийти.

Планируете ли порекомендовать какие-то пьесы на фестивали?

Я сейчас уже опытный отборщик. Раньше я тащил на фестивали то, что нравилось, сейчас я думаю больше о контексте фестиваля, насколько тот или иной спектакль прозвучит актуально в его рамках.  Поэтому ответить на этот вопрос пока трудно.

Что бы вы вычистили из афиши театра, а что, наоборот, добавили?

Очень сложно сказать однозначно. С одной стороны, я противник всяких Куни (английский драматург - прим. ред.) в театре, с другой, я понимаю, что есть переходные периоды в жизни театра, когда компромиссный репертуар необходим. С другой стороны, Даже тот же самый Куни - неплохой драматург, но надо понимать, что его нужно ставить не пошло, а быстро, легко, с такой европейской ... вкусно. Важен не количественный принцип, а соотношение. Репертуарный театр - это слоёный пирог, в нём есть всё: новогодка, бенефисный спектакль для великой актрисы Марии Павловны, современная пьеса, классика. Это природное качество театра, сам театр своим мышлением опережает зрителя. Зритель всегда идет смотреть то, что он уже видел, ему не нужны ни поиски, ни эксперимент, ни новая драматургия. Но, как говорил знаменитый режиссер Лев Додин, "Публика никогда не знает, что ей нужно. Я знаю, что ей нужно. Театр берёт на себя смелость и формирует культурный багаж зрителя.

Можно ли назвать наши театры провинциальными?

Пока да. Но это общая проблема города, который немного в заснувшем состоянии пребывает. Я от многих кировчан слышал: мы маленький город, полмиллиона. Ребята, вы маленьких городов не видели. Например, театр Железногорска (закрытый город в Красноярском крае - прим. ред.), чтобы туда попасть, надо за месяц получить разрешение ФСБ, и там есть театр кукол. Они даже режиссёра себе не всегда могут привезти, потому что не всем можно - иностранцам, например, нельзя. Посёлок Мотыгино в том же Красноярском крае, там всё деревянное, попасть туда можно только зимой, по зимнику, на барже по реке, тяжело и муторно, но они живут. У меня есть ощущение, что у кировчан отношение к своему городу немножко пренебрежительное. Прописные, дурацкие истины, мне не нравится выступать в роли ментора, но это правда, начинать надо с любви к своему городу. Это не столько театр провинциален, сколько сам город, его жители, которые очень пренебрежительно относятся к своему городу, с этого начинается провинциальность мышления. Есть города, в которых в сто раз сложнее жить, и люди как-то справляются, и там есть театры.

Журналист

Похожие материалы по теме

Театры Кирова подвели итоги сезона

27 июня вручили премию Кировского регионального отделения Союза театральных деятелей России «Удача года». Как прошло мероприятие?