Сиротство или спасение: в Кирове снова взялись за бэби-боксы

Может ли «Окно жизни» действительно спасти младенца или это отправная точка для развития социального сиротства? Об этом - в нашей рубрике «Переговорный пункт».

В 2015 году в Кирове открылся бэби-бокс. Проработав с неделю, устройство было закрыто по требованию надзорных органов. И появление, и закрытие бэби-бокса не обошлось без скандала и бурных обсуждений. Сегодня, спустя два года, проблему подняли вновь на круглом столе, который прошёл в библиотеке им. Герцена.

Может ли «Окно жизни» действительно спасти младенца или это отправная точка для развития социального сиротства? Об этом - в нашей рубрике «Переговорный пункт».

Участники «Переговорного пункта»:

  • Владимир Шабардин, уполномоченный по правам ребёнка в Кировской области;
  • Григорий Зволиньски, настоятель местной религиозной организации Приход Пресвятого Сердца Иисуса Римско-Католической Церкви в городе Кирове;
  • Николай Семёновский , главный врач КОГБУЗ «Кировский областной клинический перинатальный центр»;
  • Лариса Садырина, начальник отдела по развитию медицинской помощи детям и службы родовспоможения министерства здравоохранения Кировской области;
  • Ольга Устюжанина, секретарь Епархиальной комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства;
  • Софья Захарченко, главный врач КОГКУЗ «Кировский дом ребёнка»;
  • Альбина Покручина, директор МБОУ ДОД «Детско-юношеский центр гражданского, патриотического и духовно-нравственного воспитания города Кирова».

Владимир Шабардин:

«В 2015 году мы со следкомом обсуждали каждый случай убийства матерью новорожденного ребёнка в Кировской области. Мы выяснили, что ни в одном из тех случаев мать не понесла бы ребёнка куда-либо: ни в областной центр за 300 км, ни в ФАП в 1 км от неё, на в администрацию, школу и так далее. Хотя у нас в регионе в настоящее время существуют сотни мест, где можно оставить ребёнка. Поэтому автоматически приравнивать оставленного в этом устройстве ребёнка к ребёнку, жизнь которого спасена, я бы не стал, - сказал Владимир Валерьевич. - Я рассматриваю эти устройства как один из аспектов не профилактики, а поощрения социального сиротства. Это возможность для определённых слоёв населения без всякой ответственности оставлять детей».

Он отметил, что в настоящее время сама идея установки беби боксов противоречит принципам и нормам международного права, законодательству РФ. Аргументировал он эту мыль ссылкой на статьи Конвенции ООН о правах ребёнка и законы РФ. Более того, в 2014 году комитет ООН по правам ребёнка резко осудил существование в некоторых регионов России подобных устройств.

«Больше всего настораживает и пугает то, что (узакониванием бэби-боксов — прим. ред.) мы легализуем возможность уклонения от воспитания детей. Мы порождаем новое социальное сиротство, хотя у нас есть определённые успехи: сокращается количество детских домов, система работы с мамами в трудной жизненной ситуации. Система таких устройств формирует в обществе социальную безответственность по отношению к ребёнку».

По мнению уполномоченного по правам ребёнка, есть ещё проблема безопасности.

«В Германии известны случаи обнаружения в подобном устройстве младенцев с тяжелыми телесными повреждениями и даже погибших от переохлаждения. Да, у нас есть общественные и религиозные организации социально ответственные и они готовы взять на себя контроль за работой этих устройств. Но кто будет определять эти организации? Кто даст 100% гарантию, что подобный ящик не будет использоваться для других целей: торговля детьми, передача на органы? Создание ящиков для младенцев при религиозных и общественных организациях существенно затрудняет осуществление государственного контроля за устройством детей».

Отдельно он отметил успехи в работе общественных организаций: «У нас есть РООРДИ «Дорогою добра», родители детей-инвалидов, которые работают в больницах. Они приходят к мамам, у которых родились дети с особенностями развития. И есть подтверждённая статистика, что количество отказов от подобных детей в последнее время существенно сократилось. Это заслуга и медиков, и общественников: они приходят и говорят, что с этим ребёнком можно жить. Мы поможем, научим вести себя с таким ребёнком. И тут же мы предлагаем поставить большой крест на работе общественной организации и рядом установить ящик».

Григорий Зволиньски попытался «спустить своих оппонентов на землю», ведь с появлением первых бэби-боксов в России к ним не выстроилась очередь из сотен и тысяч человек:

«23 «Окна жизни» существуют в Перми и за 4 года было спасено 33 ребёнка. В Екатеринбурге по инициативе православного владыки «Окно жизни» появилось при православном храме. Спасли 2 детей».

Он вкратце рассказал об устройстве ящика: есть камера, когда в ящике появляется ребёнок, срабатывает световая и звуковая сигнализация у дежурного. Первые его действия: звонки в полицию и скорую помощь. Ребёнок не остаётся лежать там сутками.

«Очень хорошо, что работает служба социальной опеки, медсёстры, врачи. Но «Окно жизни» — это альтернатива для матери: убить младенца или оставить его в беби боксе. Ребёнок не виноват, что мама лишилась работы, её бросил муж, она другого вероисповедания и на родине с внебрачным ребёнком она будет изгоем и так далее», - отметил отец Григорий.

«33 оставленных ребёнка — это факт. На каком основании даётся формулировка «спасённые»? Кто-то выяснял их судьбу, причины? Оставленные, принесённые, подброшенные — да, 33 ребёнка. Вместе с тем, во Владимирской области за 4 года существования беби бокса не было ни одного случая оставленного в нём ребёнка. При этом количество убийств матерями новорожденных не сократилось», - сказал Владимир Шабардин.

Главный врач КОГБУЗ «Кировский областной клинический перинатальный центр» Николай Семёновский считает, что беби бокс не работает как альтернатива убийству младенцев:

«Коробка жизни не предотвращает инфантицид (умышленное лишение жизни ребёнка — прим. ред.). Это доказано в мире. Есть явный, а есть скрытый, который тяжело расследовать. По предварительным данным, 70% случаев — явное умышленное убийство новорожденных. Ни в каком случае мать никогда не понесёт ребёнка в беби бокс. Она выполнит своё решение, потому что если брать первые сутки, чаще всего женщинам детей не доверяют: после тяжёлого душевного волнения при родах, у неё может быть послеродовая истерия или истерическая реакция ситуационно-обусловленная. Женщина, которая решится оставить ребёнка в коробке для новорожденного, она и так его бросит где-нибудь».

Перинатальный центр более 15 лет ведёт большую работу с учреждениями. Её итог — многие дети сохранены с семье. Решением проблемы может стать временная передача ребёнка в органы опеки, чтобы его мать смогла разрешить трудности в жизни и затем забрать ребёнка обратно, сказал Николай Семёновский. Не моё дело решать, будут у нас в области коробки для новорожденных или нет, продолжил он, но мировой опыт говорит, что это просто облегчение возможностей отказаться от ребёнка без последствий, а не решение проблемы инфатицида. К спасению жизни они не имеют никакого отношения.

Лариса Садырина считает, что помещение ребёнка в беби бокс и его создание — путь к безответственному родительству и материнству. Ещё одна проблема — когда случается убийство младенца матерью, это ситуационное решение и не поедет такая женщина за многие километры к беби боксу и даже к ФАПу.

«Окно жизни», я категорически не соглашаюсь с этим термином. Уже звучали мысли, что это определённый риск для здоровья младенца. Иногда, при возникновении критических ситуаций у младенца, счёт идёт даже не на минуты, а на секунды. Этот ящик — риск того, что может погибнуть ребёнок. Второе. Это риск для здоровья матери. Предполагается, что женщина либо не будет, либо будет крайне редко наблюдаться в женской консультации. Очень высок риск, что она будет рожать не в медицинском учреждении. Это риск развития осложнений в родах и послеродовом периоде. Это риск гибели женщины и развития материнской смертности»

На эти высказывания, отец Григорий ответил, что нельзя решать что-либо за женщин. Его поддержал и руководитель отдела криминалистики Следственного Управления Следственного Комитета России по Кировской области Павел Розуван.

Против установки беби боксов выступила также Ольга Устюжанина, секретарь Епархиальной комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства:

«Мы против беби боксов. Если бы это было действительно окном жизни для ребёнка и спасал его от убийства, то мы были бы «за». Но женщины, которые хотят убить ребёнка, его туда не несут. Беби бокс остаётся просто ящиком для анонимной сдачи ребёнка. Мы против анонимности. То, что на сегодняшний день считается морально неприемлемым — сдать ребёнка, тем более анонимно, при закреплении в законе станет нормой. Точно так же как аборт ранее считался неприемлемым. Сейчас их делают миллионы, потому что закреплено в законе. В итоге получится разрушение семейных ценностей и отношения к жизни. Я разговаривала с детьми сиротами по вопросу беби боксов. Они высказались против. Почему? Потому что они хотят знать свою семью, своих родителей. Они хотят в будущем восстановить отношения с семьёй. Дети хотят любить любых родителей, алкоголиков в том числе. Анонимность лишает их этого права. Взрослые, которые оставляют детей, тоже могут раскаяться и через какое-то время начнут сожалеть. Без анонимности у них есть возможность восстановить отношения со своим ребёнком».

Как отметили некоторые участники круглого стола, хорошая альтернатива беби боксам — «Кировский дом ребёнка». Передача детей в это учреждение не только спасает жизнь малышам, но и самим родителям, а так же даёт шанс на восстановление семьи.

«Несколько примеров из жизни. В 2015 году нам принесли двоих детей с улицы. Одна семейная пара и мама. В случае с семейной парой ребёнок остался в доме ребёнка насовсем. А во втором случае, ребёнок вернулся в кровную семью. С женщинами работают не только социальные органы и службы опеки и попечительства. У нас в доме ребёнка организованы специальные занятия с педагогом, психологом, юристом. Мы помогаем женщинам нормализовать свою жизнь. Вместо беби бокса подобные семьи могут принести младенца в дом ребёнка. В последнее время у нас всё меньше и меньше детей отказных после рождения. Сейчас только два ребёнка таких. Они найдут свои семьи. А за 2016 год 26 человек ушли обратно в кровную семью. Это результаты работы государства с женщинами, которые оказались в трудной жизненной ситуации в период беременности или после родов. Считаю, что беби боксы нельзя узаконивать. Это будет ошибка государственного уровня», - сказала Софья Захарченко, главный врач КОГКУЗ «Кировский дом ребёнка».

«У меня неоднозначное к ним отношение. Во все времена были случаи, когда женщина приносила своего ребёнка с церковь, монастырь. Она была уверена, что там её ребёнок будет в безопасности. Но как спасти ребёнка от убийства? Я считаю, что та работа, что у нас есть: соцзащита, здравоохранение, образование, - она приносит свои положительные результаты. Но её надо совершенствовать, особенно в дальних районах. Я категорически против этих ящиков для детей в общественных организациях и любых других. Если они будут узаконены, то я считаю, что их надо устанавливать при учреждениях здравоохранения. Только там могут молниеносно оказать помощь и спасти жизнь», - сказала Альбина Покручина, директор МБОУ ДОД «Детско-юношеский центр гражданского, патриотического и духовно-нравственного воспитания города Кирова».

Немного статистики по убийствам детей и новорожденных от СУ СК России по Кировской области.

«Случаи единичные. Беби боксы должны работать не как фабрики. Он, может быть, пригодится раз в пять лет. И то хорошо», - сказал Павел Розуван.

Ст. 106 УК РФ «Убийство матерью новорожденного ребёнка» 2014 — 2, 2015 — 4, 2016 — 2.

Ст. 105 УК РФ «Убийство»: 2014 — 1 (до 14 лет), 2015 — 4, 2016 — 2.

Похожие материалы по теме

Обратная сторона вакцины: в Кировской области начался падёж скота после прививок

О том, действительно ли опасна вакцина и как нейтрализовать последствия её применения, рассуждали участники нашей рубрики "Переговорный пункт".

Битва за сети: в Кирове обсудили судьбу системы водоснабжения и канализации

Оставят ли ККС работу с городскими сетями за собой, готов ли МУП «Водоканал» начать работу, каким будет тариф и изменится ли качество воды? Об этих и других вопросах - в нашей рубрике «Переговорный пункт».

От рабочих без лицензий к профессиональным вожатым: как развивается детский отдых в Кирове

О том, какие проблемы в сфере детского отдыха были выявлены в прошлом сезоне, как они будут решены и чего ждать от лета-2019, - в нашей рубрике «Переговорный пункт».