Назаров Александр Юрьевич «Судьба современного историка» - профессиональный анализ самого себя

Назаров Александр Юрьевич в своей книге «Судьба современного историка» не стремится на 100% достоверно отразить историческую действительность.

Назаров Александр Юрьевич в своей книге «Судьба современного историка» не стремится на 100% достоверно отразить историческую действительность. Автобиографические работы историков нельзя назвать феноменом исключительно отечественной культуры. Это общемировой исторический источник, причем оцениваемый весьма неоднозначно: личный опыт, впечатления, мысли и чувства создателей так или иначе находят отражение в тексте. Говорит об этом и во введении, утверждая, что объективность, когда ты сам являешься одновременно субъектом и объектом процесса и повествования, недостижима. При этом Назаров подчеркивает, что приложил все усилия, чтобы не допустить намеренного искажения фактов. Его автобиография – структурированные записки о прошлом, которые совершенно определенно имеют и культурологическую, и социально-политическую значимость.

Назаров Александр Юрьевич написал свое произведение сравнительно недавно. Об этом он тоже упоминает в предисловии, особо подчеркивая, что смещение акцентов и переоценка событий, разумеется, оказывает влияние на то, каким сейчас получается текст книги. Однако автор обращает внимание читателя и на тот факт, что воспоминания старался отделить от аналитики – прием, характерный для множества историков и политологов, прекрасно понимающих, что на них как на свидетелей времени оказывает влияние множество субъективных факторов. В работе Александра Назарова можно выделить сразу несколько позиций, которые занимает автор текста. Во-первых, это современник, гражданин, участник. Во-вторых, – исследователь-профессионал, который дает информацию, уже пронизанную анализом.

Более высокий уровень осмысления по сравнению с типичными биографиями и мемуарами позволяет причислить «Судьбу…» к особому мемуарному комплексу. В настоящее время таковой только складывается – и в него входит множество работ, написанных отечественными учеными о периоде 1990-2000 годов. Переломное десятилетие изменило многое – и еще больше усилило стремление к самопознанию и рефлексии, характерное для людей науки. Противоречия между фактическими событиями и воспоминаниями автора, на которые, безусловно, влияют оценочные суждения, делают автобиографию источником не на сто процентов надежным и достоверным – но в некотором смысле еще более ценным.

Отсутствие абсолютной объективности для историка – это не капитуляция науки, как может показаться на первый взгляд. Это признание, которое позволяет вывести книгу Назарова, как и многих других, на новую ступень – автобиография является по сути источником для контролируемого исторического исследования, ведь автор – рассказчик пребывает в добром здравии, как и многие другие очевидцы событий. Результаты саморефлексии можно сравнить со множеством других данных, от устных рассказов до сухих фактов, перечисленных в учебниках.

При этом не стоит забывать, что Александр Назаров написал не только и, наверное, не столько научный, сколько литературный текст. Рассказ о жизни создан им не просто чтобы заявить о себе – в конце концов, такое стремление было бы весьма странным для успешного и популярного блогера; донести информацию до читателей онлайн сейчас проще и быстрее. Мемуары подчинены определенной задаче – и корень, суть этой задачи раскрывается уже в названии. «Судьба современного историка», так озаглавил труд Александр Юрьевич Назаров, и именно идее рассказать историю историка подчинена структура текста и его содержание.

Стратегия умолчания, характерная для автобиографий, используется ученым вполне сознательно: он сокращает и отсекает лишнее, позволяя нам видеть не все, образно выражаясь, «древо» его жизни, а лишь центральный элемент, ствол, дорогу от начального пункта – школы в заснеженном Омске, до промежуточного (ведь кто знает, куда автора далее приведет жизнь) – кафедры в университете. Научный и карьерный путь только выглядит простым. Из воспоминаний мы узнаем, что и в детстве, и в юности, и в зрелости препятствий хватало. Автор честно рассказывает об их преодолении, вспоминает и о неудачах – разумеется, он не безгрешен; история о споре с преподавателем политологии, вероятно, запомнится читателям надолго – причем и как столкновение в конфликте двух ярких личностей, и как противостояние методологий – старая школа против новой, консерватизм против современности.

Книга определенно заинтересует всех, кому небезразлична судьба гуманитарных наук в России.

Похожие материалы по теме

Вячеслав Моше Кантор приветствует обеспокоенность Владимира Путина вопросами сохранения исторической памяти

Историческая память о страшных событиях Холокоста должна стать не только уроком, но и предостережением для всех грядущих поколений, заявил президент Российской Федерации Владимир Путин

12 тезисов Михаила Хазина

29 ноября в Кирове побывал Михаил Хазин. Российский экономист и бывший чиновник администрации президента России приехал не просто так.