Обратная сторона вакцины: в Кировской области начался падёж скота после прививок

О том, действительно ли опасна вакцина и как нейтрализовать последствия её применения, рассуждали участники нашей рубрики "Переговорный пункт".

В Кировской области хозяйства, которые провели обязательную вакцинацию стада от узелкового дерматита, столкнулись с неприятными последствиями. Как рассказал на заседании совета по вопросам малого и среднего предпринимательства при Управлении Россельхознадзора по Кировской области и Удмуртской республике Фаат Хайруллин, председатель совета, от многих хозяйств на вакцины реакция негативная.

"Есть решение об обязательной вакцинации, после которой мы получили негативные реакции. В хозяйствах прошли десятки вынужденных абортов, наблюдается падёж скота. Я был в хозяйствах в Зуевском, Пижанском, Малмыжском районах. В Зуевке 15 абортов, в Малмыжском 20, в каждом хозяйстве по 2-3 головы падёж. Идёт падение и по продуктивности. Мы получаем дотации на племенной скот, и если план сократится, и мы его не выполним, из дотаций хозяйство выпадет. По продуктивности молока тоже проблемы. Если регион не выполнит показатели, сократится федеральное финансирование".

О том, действительно ли опасна вакцина и как нейтрализовать последствия её применения, рассуждали участники нашей рубрики "Переговорный пункт":

  • Фаат Хайруллин, председатель совета по вопросам малого и среднего предпринимательства при Управлении Россельхознадзора по Кировской области и Удмуртской республике;
  • Александр Кононов, начальник отдела ветеринарного надзора Управления Россельхознадзора по Кировской области и Удмуртской республике;
  • Владимир Огородов, председатель Агропромышленного союза товаропроизводителей (работодателей) Кировской области.

Александр Кононов. Это палка о двух концах. Я делал запрос коллегам в Удмуртию, они предоставили письмо, где есть информация по сумме убытков от дерматита. Она составляет 42 миллиона рублей. Здесь надо решать, либо мы малой кровью обходимся, либо... Аборты, мертворожденные, снижение продуктивности - это, конечно, плохо, но с каждым случаем надо разбираться конкретно. Допустим, мы не вакцинировали скот, а что если заболевание? 42 миллиона - это ещё от одного колхоза, в Удмуртии пока не подсчитали, сколько ущерба от недопродажи крупного рогатого скота. Это вакцина живая, нельзя прививать слабых животных, возможно, в этом была проблема. Снижение продуктивности тоже однозначно должно быть.

Фаат Хайруллин. Я не ругаю вакцину. Да, может быть, если бы мы не сделали её и занесли заболевание, результат был бы хуже. Беда в том, что у нас одна вакцина, импортной вакцинировать скот мы не можем, потому что она не сертифицирована. У хозяйств нет выбора.

Владимир Огородов. Если мы информацию о таких последствиях будем замалчивать, всё это будет укладываться в тезис о сдерживании страны в сфере животноводства. Можно сколько угодно говорить, что нет последствий, но если проблемы есть, их нужно проверить. Но согласится ли управление Россельхознадзора опубликовать эту информацию? Отсутствие обратной связи с территорией и приводит к таким вещам.

Фаат Хайруллин. У нас сейчас одно решение - создать рабочую группу и с каждым случаем разбираться. Необходимо, чтобы было понимание, что хозяйство не пострадало финансово. Необходимо обратиться к минсельхозу с вопросом о создании рабочей группы по изучению последствий вакицнации. И региональный минсельхоз уже сможет направить обращения в минсельхоз России.

Журналист

Похожие материалы по теме

В ВятГУ обсудили будущее «Марадыковского»

Докладчики рассказали о технологических решениях по перепрофилированию бывшего объекта по уничтожению химического оружия.