Ирина Фельдблюм: «Российским вакцинам доверять можно»

Ирина Викторовна рассказала порталу ikirov.ru о том, какая ответственность ждёт тех, кто не прививает своего ребёнка, может ли в нашу жизнь вернуться побеждённая оспа и насколько эффективна прививка от клещевого энцефалита.

В России завершилась всемирная неделя иммунизации - мероприятие, в рамках которого специалисты напоминают, насколько важны прививки для нашего здоровья. В Кирове эта неделя ознаменовалась визитом Ирины Фельдблюм - завкафедрой эпидемиологии Пермского государственного медицинского университета им. академика Вагнера, заслуженного врача России, доктора медицинских наук и председателя Пермского отделения Всероссийского научно-практического общества эпидемиологов, микробиологов, паразитологов и иммунологов.

Ирина Викторовна рассказала порталу ikirov.ru о том, какая ответственность ждёт тех, кто не прививает своего ребёнка, может ли в нашу жизнь вернуться побеждённая оспа и насколько эффективна прививка от клещевого энцефалита.

Ирина Викторовна, по статистике, в России охват прививками неполон. Почему нет стопроцентного охвата? Что мешает вакцинировать всё население страны?

Стоит отметить, что вакцинопрофилактика реализуется на двух уровнях - организменном и популяционном. Организменный уровень заключается в проведении прививки и защите организма. На популяционном уровне вакцинация реализуется как инструмент демографической политики. И эта мера действительно требует высокого охвата. Смертность, заболеваемость, инвалидность можно уменьшить только тогда, когда охват населения вакцинацией составляет минимум 90-95%. Если процент вакцинированного населения меньше, все эти задачи пробуксовывают. И, к сожалению, по нескольким позициям действительно есть тенденция к уменьшению охвата населения прививками. Причин тому несколько. Основная - отсутствие приверженности к вакцинам как среди населения, так и среди медицинских работников. Потому что населению необходимо объяснить, для чего нужна прививка, какая от неё польза, какой вред и так далее. И если медработник сам не осознал необходимость вакцинопрофилактики, он никогда не сможет убедить в ней своего пациента.

Нам нужны нормативные акты, которые бы определяли ответственность тех, кто отказывается от вакцинопрофилактики, в том числе и медработников. Лично я считаю, что медик, который отказывается от профилактических прививок, этически не имеет права практиковать.

Что касается ответственности за отказ от прививок для родителей - не так давно Роспотребнадзор предлагал повысить эту ответственность. Сегодня во многих регионах существует практика недопущения непривитого ребёнка в сад или школу, больничный при этом родители должны брать за свой счёт. Достаточно ли такой ответственности. Или, если законодательство нуждается в совершенствовании, то значит ли это, что ответственности нужно ужесточать?

Законодательная основа отказа от прививок в России не регламентирована и требует совершенствования. Если человек не прививается сам, он отвечает только за себя, но если он отказывается от прививки ребёнку, то он подвергает ребёнка риску заболеть вплоть до летального исхода. Имеет ли родитель право на это? Это серьёзный вопрос. Во Франции, например, за отказ от прививок предусмотрено очень серьёзное наказание - от штрафа в пятьсот евро до тюремного заключения. У нас тоже есть закон о вакцинопрофилактике. Если ситуация в том или ином регионе эпидемиологически неблагополучная, мы имеем право не допустить непривитого ребёнка в детский сад, потому что данном случае он подвергает риску всех детишек. Я считаю, ужесточение наказания за отказ от вакцинации должно быть. Но главное -  это необходимо внутреннее осознание каждого человека необходимости вакцинации.

Если говорить о людях, которые осознанно отказываются от прививки для своих детей - могут ли эти дети впоследствии стать опасными для здоровья общества в целом?

При достаточно высоком охвате населения, скажем, в 95%, уже 5% остаются непривитыми. Сегодня 5%, завтра 5%, и мы будем наблюдать кумулятивный эффект: число непривитых будет накапливаться. И когда оно достигнет более 20%, блокировать заболеваемость мы не сможем. Инфекции начнут распространяться. А на организменном уровне не нужно даже накопительного эффекта: если ребёнок не привит и встретится с ребёнком больным, то инфицирование, конечно, состоится, потому что контагиозность (способность к передаче - прим.ред.) большинства заболеваний очень высока.

Некоторые инфекции - такие, как натуральная оспа - считаются побеждёнными. Могут ли они вернуться?

Действительно, натуральная оспа - единственная инфекция, которая на нашей планете ликвидирована в глобальном масштабе. Через некоторое время после ликвидации человечество отказалось от прививок против натуральной оспы. Но вакцину мы всё же сохранили. Есть две лаборатории, в США и в России, где сохраняется этот вирус, и есть технологии борьбы с ним на тот случай, если будет эпидемически неблагополучная обстановка, и инфекция вернётся. Тогда мы быстро приготовим вакцину и массово начнём прививать.

Дело в том, что микробы способны мутировать. Сегодня существует оспа обезьян, она может мутировать и дать заболевание, подобное натуральной оспе. Риск есть, и нужно быть готовыми к разным ситуациям.

В одном из Ваших интервью Вы упоминали о важности нескольких этапов прививки от гепатита. Первый этап проходит сразу после рождения, и многих родителей отпугивает необходимость прививки в таком раннем возрасте. Можно ли передвинуть первую прививку от гепатита на более позднее время, скажем, до года-двух, или её обязательно делать как можно раньше?

Действительно, прививку от гепатита ребёнок получает в первые 24 часа жизни. Возражения от родителей есть. У многих гепатит Б ассоциируется с наркотиками, активной сексуальной жизнью, а новорождённый ребёнок ничего этого иметь не может. Второй тип возражений связан с тем, что все мамы проходят скрининг, обследования перед родами,  и контакт со здоровой мамой исключает инфицирование. Но мы не учитываем того, что далеко не все обследуются перед родами, нет стопроцентного уровня охвата. Кроме того, нельзя исключать лабораторную ошибку. К тому же обследуется только мама, а в тесном контакте с ребёнком находятся и другие родственники - папа, бабушки и дедушки. Инфекция протекает бессимптомно, и если ребёнок не привит, опасность заразиться есть. Вопрос - можно ли прививать ребёнка позже, например, после года? Можно. Но риски осложнений после года существенно ниже. Если родители отказываются от прививки в роддоме, и ребёнок заболевает до года, последствия будут катастрофические. Инфицирование до года даёт хронический гепатит Б, который почти всегда переходит в цирроз и рак печени. Инфицирование в более старшем возрасте таких драматичных последствий не даёт.

Российские вакцины, по наблюдениям экспертов, чаще вызывают побочные действия - такие, как повышение температуры, болезненность и так далее, хотя по действию они признаны качественными. Действительно ли вакцины отечественного производства более реактогенные, и какие работы ведутся, чтобы уменьшить этот эффект?

Стоит отметить, что перечень отечественных вакцин пока недостаточен, хотя и велик. На сегодняшний день 90% Национального календаря прививок обеспечено отечественными вакцинами. К сожалению, пока у нас нет отечественной вакцины против ротавируса, против менингококковой инфекции и ряда других. Поэтому сегодня направление вакцинологии широко развивается. Опасны ли наши вакцины? Я бы так не сказала. Через мои руки прошло очень много отечественных вакцин, которые мы оценивали и сопоставляли с зарубежными. И не складывается впечатление, что наши вакцины более реактогенны. Реакции есть, но, как правило, лёгкие - действительно, небольшая температура и болезненность при введении. Но это должно быть. Если ребёнок не реагирует на вакцину, значит, и ответ его иммунитета менее выражен.

А что касается качества? Стоит ли доверять отечественным вакцинам?

Во всех странах встречаются некачественные препараты, как вакцины, так и лекарства. Но сказать, что наши вакцины менее качественные, чем зарубежные в целом, я не могу. Любой препарат проходит апробацию в клинических условиях, про принципам Хельсинской декларации. Стандарты для всех препаратов по всему миру едины.

Значит, доверять можно?

Безусловно.

Сегодня, с приходом тепла, очень актуален вопрос прививок от клещевого энцефалита. Какой процент защиты даёт такая прививка и обязательно ли её делать?

Вообще прививка против клещевого энцефалита для эндемичных территорий, где есть клещевой энцефалит, чрезвычайно важна. В Пермском крае проводился опрос для родителей, какую прививку они свои детям сделают обязательно. И в первую тройку вошли прививка против менингита, потому что летальность этой инфекции встречается очень часто, от ветряной оспы, потому что высок шанс заразиться, и от клещевого энцефалита, потому что  это заболевание крайне тяжело протекает. Конечно, прививка нужна, она защищает. Что касается степени защиты, то я напомню о таком препарате, как иммуноглобулин. У нас в стране к нему не совсем правильное отношение. Многие после укуса снимают клеща и бегут скорее в поликлинику ставить иммуноглобулин. Но если мы посмотрим эффективность иммуноглобулина и вакцины, они несравнимы. Иммуноглобулин не защищает от заболевания, а лишь может снизить тяжесть его протекания. Заболеваемость привитых от клещевого энцефалита в 4-6 раза меньше, чем непривитых.

Журналист

Похожие материалы по теме