Андрей Кряжевских: «Еще есть перспективы найти в Вятке берестяные грамоты!»

Отличие Вятки от других областей в том, что неизученных страниц истории здесь еще очень много. Узнать все тайны — дело чести молодого поколения археологов Кирова. В этом уверен директор НПЦ по охране объектов культурного наследия Кировской области Андрей Кряжевских.

В 2013 году в Кирове была обнаружена древняя улица, вымощенная деревом. В 2015 году на берегу оврага Засора археологи раскопали остатки оборонительных сооружений XVII века — земляной вал и деревянные конструкции. Летом 2016 года в селе Волково Слободского района впервые прошли археологические раскопки. Село такое же древнее по возрасту, как знаменитое Никульчино. И то, что нашли кировские исследователи, может пролить свет на жизнь людей в первых русских поселениях на Вятской земле.

Отличие Вятки от других областей в том, что неизученных страниц истории здесь еще очень много. Узнать все тайны — дело чести молодого поколения археологов Кирова. В этом уверен начальник отдела археологии НПЦ по охране объектов культурного наследия Кировской области Андрей Кряжевских.

Мы встретились с археологом в его рабочем кабинете.

Андрей, перед нами рабочий стол, бумаги... даже не верится, что у Вас такая интересная и даже романтичная профессия — археолог... Как часто Вам с коллегами удается выезжать на раскопки?

Обычно выезды происходят во время археологического сезона — с конца весны до начала осени. Многое зависит от того, когда выпадет и сойдет снег, сколько заказов поступило от разных компаний, каков объем госзадания — его нам доводит министерство культуры Кировской области. Учитывая все это, мы и планируем работу.

Зимой археологи готовят отчеты, обобщают материалы, полученные в прошлом полевом сезоне, обрабатывают находки и чертежи, сводят информацию, чтобы делать выводы и впоследствии использовать их при написании научных работ. Что касается планов, мы их знаем пока в небольшом объеме. Есть несколько договоров с компаниями на проведение археологических исследований — мы их уже включили в план, но лето еще впереди... Пока можно точно сказать, что мы будем продолжать исследования в Слободском районе, которые достаточно активно велись и в 2016 г.

Для каких компаний вы, как Центр, проводите раскопки? И какие?

Наш научно-производственный центр работает по двум направлениям: археология и архитектура. В том и другом случае мы работаем и по госзаданию от министерства культуры, и по договорам с заказчиками. Обычно археологические исследования заказывают фирмы, которые прокладывают коммуникации или ведут строительные работы.

Сейчас, по закону об охране объектов культурного наследия, прежде чем провести какие-то земляные работы, нужно обязательно выполнить археологические исследования — то есть узнать, есть или нет на месте будущей стройки археологический памятник. А если он пока не известен и не найден? Вот мы и проводим свои исследования, чтобы проверить наличие культурного слоя на земельном участке, выделенном под освоение. Могу сказать, что это относительно новая норма — она была введена в январе 2015 года, работает около 2 лет.

Что делает застройщик, если археологическая ценность подтверждается? Выбирает другое место для строительства?

Если мы говорим о застройщике, который хочет построить дом на участке, где был обнаружен культурный слой, то перенос здания случается очень редко - сложно сместить стройплощадку в другое место. Чаще всего организация финансирует археологические раскопки, чтобы слой, попадающий под пятно застройки, был полностью изучен. И только когда исследования будут завершены, компания может строить дальше.

Но если объект можно сместить, например, кабель, газопровод, в этом случае обычно происходит корректировка планов и первоначальный маршрут меняется, чтобы сохранить наше культурное наследие.

А что происходит с теми компаниями, которые отказываются от раскопок? Строят без исследований? Вспомним 2015 год, когда застройщик без согласования с госорганами начал возводить дом на Спасской, 5. Заключение историко-культурной экспертизы тогда компания не получала....

Такая норма, как историко-культурная экспертиза, была введена недавно — как раз в 2015 году. До сих пор идет процесс ее становления: застройщики к ней привыкают, мы привыкаем. В начале 2015 года не всегда нормы соблюдались. По той же Спасской, 5 выходили представители министерства культуры, правоохранительных органов. Дело направлялось в производство, но пока до конца так и не доведено.

Но у нас есть прецедент, когда организация была наказана за отсутствие историко-культурной экспертизы. Это строительство полигона ТБО в Осинцах. Экспертизу проводили не мы, но знаем, что строительство началось без предварительных археологических исследований. ООО «САХ» получило штраф.

Что показала экспертиза площадки у деревни Осинцы?

На месте предполагаемого полигона ТБО было обнаружено позднесредневековое селище — старая деревня. Культурный слой здесь уже частично был разрушен во время прокопки котлована, хотя кое-что сохранилось. Возможно, место будет дальше исследоваться.

Что это была за древняя деревня?

Судя по историческим данным, на этом месте располагался населенный пункт, по крайней мере, с середины XIX века. Но вероятно, деревня была основана еще раньше — в XVIII веке. Если продолжать здесь археологические исследования, то можно получить информацию о быте людей того времени, их традициях, материальной культуре и духовной жизни. Археологические источники достаточно информативны в силу своей специфики — это своего рода вещественные доказательства. Если обнаруживаются какие-то предметы, вещи, характеризующие занятия людей, их верования, то именно по ним можно получить важную информацию.

Да, XVIII-XIX века от нас отстоят достаточно недалеко, но даже по отношению к этому времени можно узнать что-то новое. Археология имеет наибольшее значение для периодов, от которых не сохранилось письменных источников, например, для каменного века, эпохи раннего средневековья на Вятке. Но даже в более позднее время не все отражено на страницах книг, грамот, документов, потому что люди считали свой быт, свои традиции обычными, не считали нужным об этом сообщать в документах. А для нас это может быть очень интересно!

Например, когда мы проводили раскопки на территории Хлыновского кремля в Кирове, мы находили обугленные зерна, кости различных животных, рыбьи кости, скорлупу от орехов, яичную скорлупу. Даже продукты могут сохраниться и дать нам больше информации о том, как жили люди до нас.

Что касается селищ, их изучение позволяет полнее узнать особенности занятий людей в разное время. Например, обычные осколки керамической посуды могут охарактеризовать способ ее производства и благодаря этому помочь определить время ее создания, узнать этнический состав населения той или иной территории, проследить торговые и культурные связи. Территория Вятского края уникальна тем, что она долго находилась на окраине русских земель, поэтому многие элементы культуры здесь консервировались и длительное время сохранялись даже тогда, когда в центре от них уже давно отошли. Это касается и глиняной посуды, и бытовой утвари, орудий труда.

Например, на территории Афанасьевского района еще в XX веке изготавливали глиняную посуду вручную, хотя переход на гончарный круг везде уже произошел намного раньше. Конечно, эти моменты вносят свой вклад в наши знания о территории Вятского края, помогают избежать недостоверных выводов.

В 2015 году во время раскопок у оврага Засора вы обнаружили остатки древних укреплений Хлыновского кремля. Что значат находки? Чем еще интересен квартал у Динамовского проезда?

Наша организация совместно с археологами из Ижевска начала работы на территории Хлыновского кремля еще в 2013 году. Тогда при прокладке газопровода к домам по Динамовскому проезду проводились археологические изыскания и была обнаружена древняя улица, вымощенная деревом.

С обеих сторон к обнаруженной мостовой примыкали жилые и хозяйственные постройки. Чтобы было понятно: это район в глубине дворов между домами № 18 и 28 по Динамовскому проезду, рядом с бывшим архиерейским домом (ул. Московская, 2а). Если идти по ул. Московской к Вечному огню, справа. При этом построенные еще в XVIII в. архиерейский дом и здание Вятской духовной консистории (Динамовский проезд, 18) ставились уже с учетом этой улицы. Когда мы начинали работу, даже не подозревали, что такое сможем обнаружить!

В 2015 году исследования продолжились, но это были уже не охранные, а чисто научные раскопки. Нас финансировало министерство культуры РФ, работы шли по федеральной целевой программе «Культура России». Мы раскапывали уже не внутреннюю часть Кремля, а его край на берегу оврага Засора. Нам удалось обнаружить остатки оборонительных сооружений XVII века — земляной вал и деревянные конструкции, которые были включены в него для укрепления.

Исследования и 2013, и 2015 годов существенно пополнили наши знания о Хлыновском кремле! Кремль — это, по большому счету, древнейшее ядро г. Хлынова-Вятки, центр столицы Вятской земли. Но при этом археологическими раскопками вплоть до настоящего времени охвачена лишь небольшая часть его площади. И исследования, безусловно, нужно продолжать.

О чем говорят результаты раскопок Хлыновского кремля?

Они показывают, что культурный слой кремля очень насыщен разными находками, и здесь может быть найдено еще много интересных артефактов. Важно, что слой влажный! Вода законсервировала изделия из органики – дерева, кости, бересты и других материалов. Именно поэтому находок здесь больше, чем в других частях нашего города. А это значит, что есть перспективы обнаружить в том числе и берестяные грамоты! Они должны у нас быть, так как во время русской колонизации Вятской земли большинство переселенцев были выходцами из Великого Новгорода, где такие грамоты широко использовались. И мы надеемся, что берестяные грамоты мы все-таки увидим.

Ранее в Кировской области берестяные грамоты не обнаруживались?

К сожалению, нет. Мы находили отдельные куски бересты, но текста на них не было... В 2013 году мы остановили раскопки на уровне третьего яруса мостовой. Эта деревянная мостовая сама по себе представляет для нас огромный интерес как часть настоящей древней улицы. Мы даже хотели организовать музей, законсервировать эту улицу, сделать объект показа. Но... финансирование не позволило... Очень хочется продолжить работу на этой территории.

Что сейчас происходит с древней улицей?

Мы законсервировали раскоп, приостановили работы - раскоп был закрыт пленкой, а затем естественным образом заполнился водой. Но древняя мостовая и все, что под ней находится, сохранилось. Ниже того уровня, на котором мы приостановили работы, может быть еще много ярусов деревянной мостовой. Обнаруженные настилы сильно напоминают мостовые Великого Новгорода, а там они менялись в среднем через 25 лет. Вероятно, так происходило и в Хлынове.

Сколько нужно средств, чтобы завершить раскопки, создать музей на месте древней мостовой?

На завершение раскопок нужно не так много, в пределах одного миллиона рублей, на создание музея больше – несколько десятков миллионов. Самое главное - понять, что мы хотим получить в итоге? Насколько масштабным будет этот проект? Была задумка организовать на месте раскопа музей археологии с консервацией мостовой и созданием из нее объекта музейного показа. Подобные музеи достаточно редки, ближайшие к нам созданы в Бресте и в Казани. На больших территориях там организованы масштабные экспозиции — различные деревянные конструкции, мостовые, жилые и хозяйственные постройки. Кто знает, может быть, к 2024 году, к 650-летию города, удастся воплотить эту мечту в жизнь?

2016 год был нелегким в финансовом плане. Чем вы его запомнили как археолог?

Самые интересные работы в 2016 году проводились в селе Волково Слободского района, на территории древнего кладбища. Это кладбище существовало еще при деревянной церкви села Волково. При этом каменная церковь, которая строилась во второй половине XVIII в., как говорится в документах, возводилась на месте старого кладбища. То есть уже в XVIII в. это кладбище считалось старым. Это важно, если учесть, что Волково часто упоминается в связке с селом Никульчино и, возможно, является таким же древним. И еще нам хотелось восстановить определенную справедливость — археологических работ в Никульчино было много, а в Волково они совсем не проводились.

Наши находки оказались очень даже интересными! Село Волково - одно из первых русских поселений на Вятской земле. Мы обнаружили, что в исследованной части кладбища хоронили смешанное русско-удмуртское или чисто удмуртское население. В погребениях были найдены нательные крестики, пуговицы, серьги, бусы, даже традиционный удмуртский головной убор, фрагменты керамики. Было обнаружено также одно сооружение из обугленных брусьев с находками в его засыпи фрагментов керамики, обожженных зубов животных. Возможно, здесь проводился ритуал, связанный с отправлением погребального обряда. При этом в каноничные православные погребения не было принято помещать погребальный инвентарь, за исключением нательных крестиков. То есть некоторые традиции финно-угорского населения сохранялись и после принятия ими христианства. В настоящее время руководитель работ в селе Волково – наш сотрудник А. В. Егоров - обрабатывает результаты. Но мы обязательно о них расскажем, представим вниманию всех, кто интересуется прошлым Вятского края.

Молодежь прошлым интересуется?

Интересуется. Студенты проходят археологическую практику, ездят с нами в экспедиции. Во время работ и в районах Кировской области, и в Кирове к нам часто подходят и люди старшего поколения, и молодежь, интересуются результатами. Правда, для тех, кто хотел бы связать свою жизнь с археологией, после окончания университета встает вопрос трудоустройства… Вся надежда на то, что в будущем нас ждут более масштабные исследования с соответствующим финансированием, и всем начинающим археологам найдется работа.

Чего ждете от 2017 года?

Мы подали заявки на федеральное финансирование. Если их поддержат, мы продолжим исследования в Хлыновском кремле и в наиболее интересных районах Кировской области. То есть сможем заниматься тем, чего нам, археологам, больше всего хочется...

О чем мечтаете Вы — молодой археолог?

Любой ученый хочет совершить открытие. Вятский край с археологической точки зрения изучен очень мало. Так что, какие бы раскопки или разведки мы ни проводили, всегда есть шанс найти что-то новое. Есть мечта более детально изучить возникновение русских городов на Вятке, в первую очередь, Хлынова-Вятки, его кремлевской части. Культурный слой здесь весьма насыщен находками, и есть все шансы обнаружить что-то уникальное. Например, берестяную грамоту. Она могла бы пролить свет на неизвестные страницы вятской истории.

С момента основания Хлынова-Вятки и вплоть до XVII века сохранилось крайне мало письменных источников, содержащих данные об истории Вятского края. Да, есть сведения «Повести о стране Вятской», но этот труд относится к сравнительно позднему времени, вероятно, началу XVIII в., хотя и опирался на более ранние источники. Но ведь так хочется поработать с древними документами, написанными современником описываемых событий! Кроме того, на территории Кировской области можно обнаружить памятники эпохи верхнего палеолита. Они известны в Татарстане, Республике Коми, на территории Пермского края, Республики Марий Эл. А у нас пока нет...

Слово «археолог» все-таки ассоциируется со старцем... Как Вы решили посвятить жизнь древностям?

Сейчас в кировской археологии много молодых людей, так что в этом отношении стереотипы не совсем верны. Я со школы интересовался историей, в университете регулярно участвовал в археологических работах — так что выбор профессии точно был сознательным. Делая свой выбор, я понимал, что археология — это не только экспедиции и песни у костра, это серьезная наука. И она требует терпения, трудолюбия, желания работать с документами, источниками. Здесь остаются те, кто готов к трудностям.

Что вдохновляет?

То, что в археологии есть постоянные возможности совершать открытия. Даже в обычном котловане можно найти что-то интересное. В мире существует мало профессий, в которых есть шанс постоянно узнавать и выявлять что-то новое. Все, что мы находим, впоследствии используется при написании научных работ, вносит свой вклад в знания человека о себе. Так что меня привлекает возможность делиться с другими всем, что я узнал сам.

Андрей, успехов Вам, открытий! Спасибо!

Похожие материалы по теме

Вячеслав Моше Кантор приветствует обеспокоенность Владимира Путина вопросами сохранения исторической памяти

Историческая память о страшных событиях Холокоста должна стать не только уроком, но и предостережением для всех грядущих поколений, заявил президент Российской Федерации Владимир Путин

12 тезисов Михаила Хазина

29 ноября в Кирове побывал Михаил Хазин. Российский экономист и бывший чиновник администрации президента России приехал не просто так.