Что мешает лесникам платить налоги?

Налоговая служба пригрозила кировским лесникам проверками. Как рассказали налоговики на прошедшем заседании УФНС при участии главы региона Никиты Белых, Кировская область находится на пятом месте в стране по объемам лесозаготовок и на первом в ПФО. Тем не менее, лесная отрасль приносит всего 2,8% в бюджет. В чём причина такой низкой налоговой активности предприятий лесопромышленного комплекса и какие методы можно предусмотреть, чтобы повысить сборы несиловыми методами - об этом в нашей рубрике «Переговорный пункт».

Участники «Переговорного пункта»:

  • Никита Белых, губернатор Кировской области
  • Светлана Чарушина, руководитель УФНС России по Кировской области
  • Николай Липатников, президент Вятской торгово-промышленной палаты
  • Андрей Вавилов, бизнес-омбудсмен по Кировской области
  • Иван Малышев, директор «Берёзовского леспромхоза»
  • Владимир Наймушин, председатель комитета по промышленному лесопользованию ВТПП

Какова сегодня ситуация с выплатой налогов лесозаготовителями и переработчиками?

Никита Белых: В регионе заключены более 800 договоров аренды лесных участков. На них осваивается до 92% от общего объема заготавливаемой древесины. В целом в 2014 году на землях лесного фонда области было заготовлено 10 млн кубометров древесины, что стало не только самым высоким показателем по области за последние 10 лет, но и одним из самых высоких результатов по стране в целом. Восемь инвестиционных проектов Кировской области в сфере освоения лесов включены Минпромторгом РФ в перечень приоритетных, по этому показателю Кировская область также находится на одном из ведущих мест в стране. Однако вместе с положительными результатами в лесопромышленном комплексе имеется немало проблем. Сумма неисполненных обязательств по налоговым платежам во все уровни бюджетов по итогам 2014 года составила почти 230 млн рублей. Хочу обратиться к нашим лесопромышленным предприятиям. Имейте в виду, что мы знаем, какова реальная зарплата ваших работников и знаем с другой стороны, какую зарплату вы заявляете в налоговых декларациях. И если к вам до сих пор не пришли надзорные органы - это не ваш успех, это наша недоработка. И мы предлагаем те нарушения, которые очевидны для вас и для нас, устранить, чтобы у нас не было необходимости принимать более жёсткие меры.

Светлана Чарушина: Налоговая отдача от предприятий ЛПК Кировской области существенно ниже среднеотраслевого значения по России. С каждых 100 рублей выручки лесозаготовители региона платят налог в сумме 1,3 рубля, тогда как средний показатель по РФ - 3,4 рубля. Это при том, что ежегодный объем заготавливаемой древесины в Кировской области составляет 9 млн кубометров. Получается, что с одного кубического метра заготовленной древесины в бюджет поступает менее 20 рублей налогов, что в 2,4 раза ниже, чем в Вологодской области и на 38% ниже, чем в Республике Коми. Это явно свидетельствует об уклонении от налогов. Более того, из трёх тысяч налогоплательщиков лесной отрасли только 1783, или 58%, перечисляют НДФЛ в бюджет. Сокращается и количество работников в сфере ЛПК при росте объёмов заготовки. В 2012 году в ЛПК работало 43 тысяч человек, а в 2014 - 37 тысяч. Это говорит о неоформлении трудовых отношений с работниками.

В чём основные причины проблем?

Николай Липатников: Сегодня предприятия лесопромышленного комплекса находятся в неравных конкурентных условиях. Крупный бизнес в лесном производстве имеет намного больше нагрузок, чем малый. Так, например, при общих одинаковых условиях на рынке (по стоимости продажи леса) одни вынуждены платить НДС 18%, другие нет, то есть крупное предприятие уже изначально получает меньше вырученных средств. Сегодня признаком цивилизованного ведения бизнеса является безналичный расчет, поскольку он «прозрачен» для всех фигурантов сделки и контролирующих органов. Но в лесном комплексе часто имеет дело наличный расчет, проконтролировать который полностью невозможно. Крупным предприятиям, которые работают на общей системе налогообложения, взаимодействовать с малыми предприятиями, действующими на «упрощёнке», становится трудно. У нас получается, что всё происходит не так, как во всех остальных сферах бизнеса. Везде малый бизнес пытается стать больше, а у нас наоборот - крупный бизнес стремится к дроблению.

Андрей Вавилов: Низкий уровень собираемости налогов с одного кубометра древесины вызван не только целенаправленным уходом от налогов, но и, в первую очередь, отсутствием крупных производств по её глубокой переработке. Лесной сфере необходимы инвестиции а, возможно, даже ограничения по вывозу круглого леса за пределы региона. Кроме того, отсутствие на территории области своего ЦБК заставляет предпринимателей оставлять изрядную долю древесины в лесу в виде неликвидов. К тому же сегодня практически не осталось лесных дорог и узкоколеек. Отсутствие инфраструктуры мешает вновь сделать лесную отрасль прибыльной.

Иван Малышев: Наш леспромхоз был градообразующим предприятием в Опаринском районе, крупнейшим налогоплательщиком. Мы добросовестно работали, но нам приходилось каждую неделю отвечать на требования налоговой о предоставлении всех копий документов. Каждую неделю! У нас один человек, один копир работал только на налоговую. И кроме того, проходили проверки прокуратуры - природоохранной и простой, - трудовой инспекции. У нас в Опаринском районе, по сути, осталось 2-3 предприятия, которые по-белому работают. И всем государственным органам нужно поставить галочку, что они что-то сделали, для отчётности - кого-то проверили, к кому-то пришли. Нас просто задраконили! И мы вынуждены, подчёркиваю, вынуждены были уйти в другой регион. У нас нет ни копейки задолженности. Но мы уже год работаем в Санкт-Петербурге. И знаете что? За год я получил по леспромхозу всего три требования. А в Кировской области еженедельно отвечал. И многие мои коллеги и знакомые неформально обсуждают, что надо с Кировской области уходить. И это, в первую очередь, из-за силовых воздействий на ту маленькую часть добросовестных предпринимателей, которая сегодня ещё работает. Тех лесозаготовителей, кто платит налоги, от трёх тысяч 1-2%. Так, может, не нас стоит ругать? А тех, кто действительно не платит, кто показывает, что у него два человека работает на «упрощёнке», и живёт счастливо?

Какие методы можно использовать, чтобы улучшить положение?

Николай Липатников: Необходимо системное пересмотрение всех процессов лесопроизводства. И в первую очередь, нужно на правительственном уровне перейти к государственной конкурсной процедуре с чётко установленными критериями и требованиями к арендатору, в частности, установленной заработной платой и репутацией предприятия. А при процессе согласования процедур предоставления лесных участков в аренду, в том числе и под инвестиционные проекты, должна просматриваться роль глав муниципальных образований. Сегодня, судя по опыту моего личного общения с ними и в ходе системного посещения районов, многие заявляют, что этот процесс проходит без их участия, и они лишь постфактум узнают, кто хозяйничает в лесу. Нужно менять ситуацию, а для этого необходим системный мониторинг всех процессов, начиная от порядка выделения участков, соблюдения трудовой дисциплины и своевременной уплаты налогов, исходя из заявленных объемов лесозаготовки и лесопереработки. Существующий порядок, при котором лес традиционно называют богатством территории, как показывает практика, дает минимальные поступления в бюджет.

Владимир Наймушин: На мой взгляд, чтобы совместить две разные налогооблагаемые базы в бизнесе, необходимо исключить из расчетов налога на добавочную стоимость у предприятий, работающих с НДС, стоимость сырья, товаров и услуг, приобретенных у фирм, работающих без НДС, внеся соответствующие поправки в Налоговый Кодекс. Мы понимаем, что такое изменение по расчету НДС приведет к некоторому снижению налогооблагаемой базы, но это будет совместимый и справедливый бизнес, который даст толчок к развитию средних и крупных предприятий деревообработки.

Иван Малышев: Необходимо не только уменьшить силовое воздействие на добросовестных предпринимателей, но и развивать инфраструктуру. У нас есть предложение, чтобы предприниматели-лесовики платили определённую сумму в дорожный фонд и за это получали своего рода индульгенцию за то, что они немного превышают нагрузку на ось, чтобы можно было везти лес на большие расстояния большими партиями. Конечно, можно 20 кубов отвезти на 10 километров, но везти 20 кубов на 200 километров будет уже невыгодно. Древесина тогда «золотая» будет. Надо этот вопрос как-то решать. Не хочется, чтобы наши водители платили «на лапу» сотрудникам ГИБДД. Бизнес, который хочет работать, может вносить деньги в дорожный фонд. И область таким образом получит деньги, а не гаишники себе в карман, а нам станет легче.

Никита Белых: Мы точно за, чтобы посмотреть, какие положительные практики взаимодействия власти с ЛПК сформированы в других регионах, которые, во-первых, показали эффективность, а во-вторых, являются легальными. Мы, как правило, контактируем с относительно добросовестными налогоплательщиками не потому что мы ищем там, где светло. Мы надеемся, что эта информация будет доведена по сарафанному радио до более широкого круга. Мы вынуждены констатировать сегодня, что у нас есть даже не серый, а чёрно-белый бизнес. Есть абсолютно белое добросовестное пушистое предприятие по переработке, которое работает с лесозаготовителями, которые совсем чёрные. И когда с таким предприятием начинаем общаться и задавать вопросы, слышим в ответ: мы белые. А это кто? Что за заготовитель? Не знаем, кто-то зашёл. И мы обращаемся к тем, кто работает легально, но взаимодействует с чёрным бизнесом: вы лучше нас знаете, кто у вас в районе как работает, но вы сами их поддерживаете. И пока вы не начнёте с ними бороться, порядка в отрасли не будет. Ответственность лежит не только на государстве, но и на каждом из вас тоже.

Журналист

Похожие материалы по теме

Безопасность школ: кому нужна и столько стоит?

Достаточно ли принимаемых мер для того, чтобы обезопасить учеников? О том, какие «ловушки» стоят на пути полной защищённости школ, рассуждали участники рубрики «Переговорный пункт

«Откуда деньги?», или Что будет с тарифами на тепло после концессии

О том, как сейчас проходит процесс заключения концессионного соглашения и какие сомнения его реализация вызывает у жителей области - в нашей рубрике «Переговорный пункт».

С «квадрата» или с человека: как в Кирове будут брать плату за вывоз мусора

Как сформировался тариф для полигона в Осинцах, как повлияет задержка принятия тарифа на бизнес и какой способ взимания платы предпочтительнее - в нашей рубрике «Переговорный пункт».

Тарифы и нелегалы или Как выживает общественный транспорт в Кировской области

Сегодня общественный транспорт в городе и области находится на грани выживания. Что можно сделать для того, чтобы бизнес, связанный с перевозками, в Кировской области действительно развивался?

Что мы будем делать с мусором?

Этот вопрос обсудили на первом заседании клуба «Так-то Да!». О чём говорили общественники и представители власти, - в нашей рубрике «Переговорный пункт».