Константин Шиляев: «Медиакультура и мода не могут существовать друг без друга»

Очки FAKOSHIMA — новое слово не только в дизайне аксессуаров, но и в моде вообще. Их носили KAZAKY, Ройшн Мёрфи и Тильда Суинтон, их уже требуют для съёмок ведущие модные журналы мира.

А между тем, основатель бренда Константин Шиляев не так давно приехал из Кирова в Москву, что называется, с пустыми руками.

В июле он побывал в родном городе с публичной лекцией, которая состоялась в «Галерее Прогресса», и рассказал, как всего за год неизвестный дизайнер из провинции стал мировым законодателем моды.

С чего началась твоя история успеха?

Я родился в Кирове, здесь и прошёл мой первый этап становления. Я выучился на графического дизайнера, и это очень повлияло на выбор моей деятельности, когда я влился в модную индустрию. Во время учёбы в Кирове я работал в компании «Экстра», которая занималась пошивом одежды. Там я оказался на должности главного дизайнера, и в дальнейшем, после окончания института, модная тема не покидала меня. Я уехал в Москву и там работал у одного из крупных ритейлеров, которые занимаются продажей известных брендов. Я устроился оформителем витрин и разных выставочных пространств, инсталляций, но мне хотелось другого. Так я занялся очками.

На самом деле этот выбор был сделан случайно, как и многое в жизни происходит случайно. У меня довольно-таки большая коллекция очков и мне просто нравятся очки как объект.

И, как только эта мысль у меня зародилась, я сразу же сделал исследования рынка и понял, что это за ниша. И как выяснилось, за всю историю моды не было ни одной марки очков, где был бы русский основатель. Это меня натолкнуло на определённые мысли и действия. Я вообще не занимался очками никак, хотя и присутствовал в среде моды, у меня были знакомые - стилисты, фотографы, дизайнеры, но сам не выпускал. Поэтому мне нужно было понять всё с нуля. Дизайну модных аксессуаров, и в частности очков, у нас нигде не учат. На подготовительный период, изучение, эскизы, создание первых прототипов у меня ушло примерно два года.

С какими проблемами пришлось столкнуться в первую очередь?

Самое неприятное — это то, что у нас в стране отсутствуют мануфактуры, ткани, специалисты. Очень много пробелов в модной индустрии, и дизайнеры выкручиваются как могут, на грани своих возможностей. Этим занимался и я.

Самое главное, что я понял: идея, которая приходит в голову, может быть гениальной, но пока нет физических объектов, которые можно померить, потрогать, купить, идеи бессмысленны, можно бесконечно искать инвесторов, и их не будет.

Поэтому самой первой задачей для меня стал поиск мануфактуры, где можно было бы сделать первые прототипы. Я выбрал несколько фабрик, мне приходилось вставать в 5 утра, ехать куда-нибудь во Владимир, делать там прототипы — довольно-таки кривые, — но я смог добиться результата. Во многом мне помогали друзья. Вообще, всё, что я делаю — я делаю при большой поддержке друзей и огромного количества людей, которые сразу поверили в то, что я делаю.

Когда появился первый объект, первые пары очков, сразу же стала необходима реклама. Первую рекламу мы делали буквально «на коленке».

Мне очень нравится футуристическая и космическая тема, и я захотел создать что-то похожее. В итоге в собственной квартире, в уголочке я воссоздал пейзаж некоей безжизненной инопланетной пустыни. Я тащил на себе 15 кг песка и камней для аквариума из зоомагазина, и с их помощью с друзьями мы создали имитацию каких-то поверхностей планет, космоса. Загадили всю квартиру (смеётся). Но в итоге сняли и рекламные фотографии, и ролики.

Как была воспринята публикой первая коллекция эксклюзивных очков российского производства?

Первая коллекция очков была очень спорная. Я назвал её «Бардо Тодол» - так называется тибетская книга мёртвых, в которой идёт речь о пространстве после смерти и до перерождения. На самом деле коллекция была странной. Неизвестный человек, неизвестная марка. Но наш треугольник на очках, над переносицей, сразу врезался всем в память. Его запомнили — и всё пошло по нарастающей.

Мы быстро выяснили, что делать очки - это дорогостоящее удовольствие.

Я решил сразу делать ставку на качество, потому что создавать авангардный дизайн в некачественном исполнении — этим мы не сможем получить ту аудиторию, которую хотим. Очки мы делаем из ацетата целлюлозы итальянского производства. Это совершенно безопасный органический гиппоаллергенный материал. Но, конечно, и цена оказалась довольно высокая — одна пара очков стоит почти 400 долларов.

И каковы были следующие шаги?

После снятия ролика я стал известен в определённых кругах, и нам стала нужна реклама уже более высокого уровня. Мы не хотели использовать для рекламы какую-то неизвестную девушку. Нам повезло — мы заполучили Елену Судакову, настоящую профессиональную модель, которая снималась для таких дизайнеров. Я жутко волновался, всё опять же проходило у меня в квартире, только на этот раз у меня были супер-мастер фотограф и супермодель и невероятный гример Маша Клименко, она сейчас очень известный художник . В итоге мы сняли прекрасную рекламную серию. Для фото мы специально делали проекции, которые бы отражались в линзах. В итоге у нас получилась такая вот инопланетянка, в глазах которой отражается какой-то неземной пейзаж.

Эти фотографии стали очень массово все репостить, сыграла роль сила интернета, и появились первые публикации. Это очень важно, когда о тебе пишут, берут интервью. Так как бюджеты были практически никакие, я всё делал своими руками, при помощи друзей. Например, в одном из роликов снялся мой друг, а саундтрек к нему написал другой друг и наш земляк Рома Цепелев (ILLUMINATED FACES - прим. ред.).

От меня был довольно сильный импульс, и люди хотели помочь и воплотить мои идеи. И в этом всём обязательно нужен постоянный материал, интерес нужно подпитывать, необходимо постоянно новое видео и фото, нужно выкручиваться.

Следующим этапом стала работа с универмагом «Цветной» в Москве. Им нужно было сделать коллекцию — очки на три разные тематики для манекенов. Эти очки всех заинтересовали, люди в универмаге даже подходили и пытались их снять с манекена, спрашивали, где их можно купить. И после «Цветного» нами заинтересовались модные журналы. А когда появляются съёмки в журналах, о тебе узнаёт всё больше людей - соответственно, это всё очень быстро распространяется в геометрической прогрессии.

Сейчас грядёт полное сцепление моды и медиапространства, когда одно влияет на другое - медиакультура и мода, и одно не может существовать без другого.

Мне пришлось заниматься ведением паблика — в фейсбуке и инстаграме. Что касается инстаграма, то он абсолютно необходим для разных брендов, больших и маленьких. Я ощущал, что постоянно нужно поддерживать интерес, постоянно придумывать что-то новое — и этот процесс продолжается бесконечно, всегда.

Какое событие ты смог бы назвать прорывом?

Наверное, нашим прорывом стала публикация в японском VOGUE. Мы получили письмо от помощницы Анны Белоус, креативного директора журнала, с просьбой отправить очки на съёмку.

И так мы оказались на развороте с очень именитыми дизайнерами и суперизвестными моделями. И это спустя примерно год с создания первого прототипа.

Сейчас мы активно готовимся к презентации нашей новой коллекции Black Mantis, это будет довольно мрачная коллекция с готическими мотивами. Главное, что хотелось бы отметить: как бы ни были хороши идеи, сами по себе они безжизненны. Всегда нужно действовать, в любом удобном и неудобном случае, когда только есть возможность, и не останавливаться. Необходимы контакты с людьми, а они налаживаются сами собой и потом вызывают за собой цепочки событий, которые и ведут к успеху.

В материале использованы фото с сайтов: fakoshima.com, turkinafaso.com, shopify.com

Журналист

Похожие материалы по теме

Вячеслав Моше Кантор приветствует обеспокоенность Владимира Путина вопросами сохранения исторической памяти

Историческая память о страшных событиях Холокоста должна стать не только уроком, но и предостережением для всех грядущих поколений, заявил президент Российской Федерации Владимир Путин

12 тезисов Михаила Хазина

29 ноября в Кирове побывал Михаил Хазин. Российский экономист и бывший чиновник администрации президента России приехал не просто так.