Игорь Кисельников: «Съемка с квадрокоптера - это фантастическая возможность увидеть мир по-новому»

Фотография - одно из самых на сегодня распространенных хобби. Но вот делать красивые снимки получается не у всех.

Герой нашей рубрики не только может похвастаться завораживающими фотоработами. Свои эксклюзивные пейзажи он делает с высоты птичьего полета. Увлекаться фотоискусством Игорь Кисельников начал еще в школе. Мальчик вырос, открыл свой бизнес, но увлечение не бросил. Теперь он смог позволить себе большее. В этом году Игорь приобрел первый квадрокоптер - спецоборудование для съемок с воздуха.

Игорь, расскажи, с чего начиналось твое увлечение? Ведь это не только фотография, нужно еще быть технически подкованным?

Я увлечен фотографией и особенно люблю виды с высоты. В середине весны я увидел квадрокоптер у моего друга - путешественника и фотографа и сразу загорелся желанием приобрести такой же. О технической стороне можно сказать одно – было очень интересно, освоил управление в течение нескольких часов. В первые полеты постоянно проверял себя на разные нештатные ситуации и сверялся с инструкцией в ноутбуке.

Наверняка, первый летательный аппарат влетел в копеечку. Много времени потратил, чтобы его выбрать? 

Нет, по мне это адекватная цена за такой летательный аппарат. В дальнейшем, я докупил сначала второй, а затем и третий дополнительный «умный» аккумулятор. «Авиахобби» очень затягивает, и я докупил специальное зарядное устройство от прикуривателя автомобиля. Это мощная внешняя батарея-донор для зарядки в походных условиях, где нет ни авто, ни розетки и два комплекта запасных пропеллеров. Все выбирал в процессе общения в группах соцсети.

От снимков, сделанных с высоты птичьего полета, не оторвать глаз. Как тебе удается воплотить все задуманное в жизнь? 

У меня в телефоне составлен список с точками (адресами), где мне хотелось бы подняться в воздух и снять окрестности, и список, какие места уже отсняты. Этот список постоянно пополняется и редактируется. Например, проезжаю мимо какого-либо интересного места и делаю заметку. А как позволяет погода – выезжаю на съемку. Также у меня всегда в багажнике ездит полный аэро-комплект, все заряжено и подготовлено в любой момент, чтобы подняться в воздух, где бы я ни находился. Соответственно, и обычная зеркальная камера тоже всегда с собой.

Есть ли у тебя какие-то предпочтения в работе или своя особая специфика?

Да, я обязательно перед полетом осматриваю территорию - насколько безопасен для окружающих будет мой полет. Наличие ЛЭП, раскидистых ветвей деревьев или антенн передачи сотового сигнала (они создают помехи радиосигналу). Затем в голове строю траекторию полета, чтобы максимально эффективно отснять панорамы и использовать заряд аккумулятора. Кстати, его хватает на 25 минут полета. За это время можно многое успеть.

Что вдохновляет на новые работы? Где черпаешь правильный творческий настрой? 

На новые работы вдохновляет любовь к архитектуре и истории и, конечно же, к фотографии. Определенный настрой складывается из желания успеть запечатлеть интенсивно меняющийся облик города и окрестностей из-за неуемного желания муниципалитета застроить каждый клочек земли коробками из стекла и бетона.

Только редкие здания с полувековой историей радуют глаз своей красотой и монументальностью.

Расскажи о своем первом опыте фотографа. Помнишь, на что снимал? 

Да сразу и не вспомнишь все, но первой камерой был «Зенит». Затем снимал «Чайкой», ФЭДом, потом снова «Зенитом», но уже с системой TTL. Затем в конце девяностых я перешел на пленочный автофокусный «Canon» EOS 50E и по сей день я не меняю «религию» - приверженец исключительно техники «Canon». Сейчас снимаю на «Canon» 5D Mark III с родной линейкой оптики и света. Кстати, так вышло, что я сохранил все свои фотокамеры и сейчас периодически кое-что добавляю из старой советской и зарубежной фототехники теперь уже в личную фотоколлекцию.

А есть самая любимая работа? Или, на твой взгляд, заслуживающая внимания? 

Да, есть несколько снимков. Часть сняты на пленку, часть на цифровые камеры. Но ценность снимка и любовь к творчеству очень индивидуальны. Особенно это проявляется в наше время – эру цифровых технологий.

Фотография стала обычным бытовым явлением и сделать снимок не составляет труда, а значит и не приходится задумываться над его ценностью.

Снял, выложил в сеть, почитал комментарии и забыл о нем. От этой болезни есть лекарство – плёночная фотокамера. В ней нет экрана, нужно думать и строить композицию, прежде чем сделать снимок, а результат увидишь только после проявки пленки.

Что по-твоему в этом хобби привлекает все новых и новых увлеченных людей? 

Сложно говорить за других людей, но по-моему есть несколько разных причин, и они зависят от конкретного типа людей. Для увлеченных – это способ увидеть мир по новому.

Есть ли подводные камни, о чем бы ты хотел предупредить тех, кто захочет попробовать себя в этом хобби?

Да есть, но подводный камень только один – безопасность полета для окружающих. Некоторые пилоты не читают инструкцию по управлению и особенностям полета, в итоге теряют аппараты. Хотя квадрокоптер очень «умный», имеет GPS-навигатор и систему самоспасения и возврата на точку взлета, но все же часто можно прочитать, что «он улетел и не вернулся». Причина одна – невнимательность при подготовке к полету.

Наверняка, на съемках не раз случались курьезные моменты. Как выходил из положения?

Да и неоднократно. Самый первый случай был в первый день полетов – я тренировался управлять коптером на закрытой территории в промзоне и под конец полетов почувствовал себя большим специалистом-пилотом. В итоге в заходе на посадку перепутал зеркально лево и право (когда квадрокоптер летит навстречу пилоту), неосторожно близко пролетал у куста и на двух метровой высоте потерпел свою первую авиакатастрофу. Коптер остался цел, но были сломаны 2 пропеллера. Было очень обидно в первый день потерять возможность летать. Но уже через несколько дней я купил новый комплект и комплект в запас и больше подобных промахов не допускал. Еще случай произошел во время поездки в Котельнич, точнее во время съемки в Боровиках. Я летал над Сокольей горой, известной палеонтологическими раскопками и паранормальными явлениями. Во время съемки панорамы над Соколкой на дисплее всплыло аварийное сообщение на английском языке «Закрытая зона для полетов! Немедленно совершите посадку!» Было даже как-то некомфортно от происходящего. Коптер управлялся все так же, но сообщение я никак не мог убрать с экрана. Пришлось сажать аппарат и только после полной перезагрузки все нормализовалось.

На твой взгляд, как будет развиваться съемка при помощи квадрокоптера? 

Последовательно и планомерно. Не так давно, я получил памятный подарок от депутата – книгу 1941 года издания «На самолете с фотоаппаратом», где как раз обо всем написано. Цитирую: «Если вам, молодой читатель, придется когда-либо на самолете подняться над вашим родным городом, вспомните то, что написано в этой книге и в расстилающейся внизу замечательной картине земли вы откроете много нового, научитесь по-новому смотреть на хорошо знакомые вам места, и мир представится вам в совершенно ином виде». Академик Александр Ферсман.

И напоследок, твоя мечта - что бы еще хотелось снять?

Есть много задумок по съемке. Впереди зима и очень интересно снять зимние панорамы с высоты. Ну а в перспективе, конечно, очень хотел бы побывать, полетать на Камчатке. Я очень люблю фотографию и ее историю, и в дальнейшем планирую в офисе своей фирмы сделать витрину-музей, где будет представлена моя коллекция фотоаппаратов и принадлежностей.

Похожие материалы по теме

Картина грязью: история художницы Натальи Тимошенковой

Вот уже несколько лет художница Наталья радует кировчан своими яркими картинами на грязных автомобилях. Но все ли так радужно начиналось и почему художница отказалась от этой задумки на два года?