Виктор ХРУЛЁВ: «В каждой картине должен быть солнечный свет»

Он называет себя художником-самоучкой. Так получилось – поневоле. Он рос в военные годы, когда бумага, краски и карандаши были в большом дефиците. Но трудности его не сломили. И уже в школьные годы его художественные способности оценили.

Всю жизнь Виктор Хрулёв посвятил проектированию, дизайну, разработкам. Но увлечение рисованием, живописью он пронес через всю свою жизнь. В прошлом году Виктор Васильевич отметил 75-летний юбилей. И все так же, как и в молодые годы, проникновенно любит жизнь и природу. Это чувствуется в каждой его картине, словно пропитанной солнечным светом, надеждой, теплом.

- Виктор Васильевич, с чего началось ваше увлечение живописью?

- С детства я очень много рисовал, причем любил зарисовывать все события своей жизни, нередко - по памяти. У меня до сих пор сохранилось несколько альбомов с такими рисунками.

До сих пор помню поступок, за который было очень стыдно, но который повлиял на всю мою жизнь. Цветные карандаши, бумага и краски во времена моего детства были в большом дефиците, а мне очень нравилось рисовать. И вот в садике я украл три маленьких цветных карандашика: желтый, синий и красный. Это три основных цвета, из которых можно было создавать любые другие. Первые успехи в рисовании пришли в школе: там все знали о моих художественных способностях. Учителя просили оформлять стенгазеты почти для каждого класса. Так что почти всю школу я оформил своими руками.

Во время службы в армии (я служил на Сахалине) я всем ребятам-сослуживцам рисовал миниатюры на часах – это было модно. Буквально после службы в армии я начал создавать свои картины и этюды. Очень много работ до сих пор хранится у моих друзей и приятелей. Идешь на день рождения или юбилей - обязательно даришь картину. Такой подарок более ценен, чем что бы то ни было. И дарить такой подарок приятнее.

Поначалу я занимался в основном созданием копий картин. Самостоятельно делал эскизы, а большие, серьезные картины писал с Левитана, Шишкина, Хруцкого. А сейчас я не люблю делать копии с картин. Не покидает чувство, будто берешь чужое, не свое, как будто это плагиат. Хотя иногда многие обращаются с такими просьбами. Я могу написать, и получается, вроде, неплохо, но все равно стараюсь внести в картину что-то свое.

- Вы называете себя художником-самоучкой. Неужели нигде не обучались живописи?

- Да, я нигде не учился изобразительному искусству. Посещал только студии и кружки, окончил курсы дизайнеров. А художественные способности передались, скорее, от отца. Он был художником.

Я работал на заводе «Авитек», куда пришел после армии, учеником. Работал слесарем-электромонтажником 5-го разряда, потом меня перевели в бюро эстетики. Позже я увлекся дизайном и проектированием интерьера. По специальности я художник-конструктор. У меня было 4 дизайнера-помощника. Мы занимались производством мебели. У нас была своя мастерская. Занимались благоустройством микрорайонов города. Проектировали Дом культуры, стадионы, детские площадки, была идея и проект по созданию детского городка в овраге у самолета. Идея была хорошая. Там предполагалось сделать карусели, детский стадион, паровозик, зоопарк, пруд. На Филейке мог быть свой Диснейленд, но, увы, из-за перестройки задуманному не удалось осуществиться.

Справка

Виктор Васильевич Хрулёв родился в 1938 году. Трудовую деятельность начинал на заводе с ученика слесаря-электромонтажника в 1961 году. Без отрыва от производства окончил авиационный техникум. С 1966 года возглавлял бюро промышленной эстетики. Под его руководством и с его участием разрабатывались интерьеры, проектировалась мебель и оборудование для цехов и отделов, образцы товаров народного потребления.

Виктор Васильевич является автором многих разработок промышленных образцов на оборудование, упаковку и сувениры, на что ему выданы свидетельства Госкомитета по изобретениям СССР.

Виктор Хрулев внес большой вклад в разработку эскизов по реконструкции ДК, по оснащению и оборудованию спорткомплекса «Факел», санатория-профилактория, детских садов микрорайона, детского городка, кинотеатра «Самолет», сквера на площади ВМП «Авитек» и многих других объектов соцкультбыта. Он автор мемориала «Труду и мужеству ковавших победу», сооруженного на территории завода.

В 1994 г. Виктору Хрулеву присвоено звание «Заслуженный работник завода».

В прошлом году я ушел с завода, хотя меня просили еще остаться. Так, разовые задания по проектированию еще поступают. К примеру, кабинет губернатора области создан по моему проекту, а также банкетный зал. Вся городская администрация тоже создана по проектам нашей мастерской. Делал проекты для Коми и Москвы, занимался проектировкой коттеджей.

- А картины на заказ пишете, или живопись для Вас только хобби?

- В основном я пишу для себя, заказы принимаю очень редко. Каждая работа — что-то близкое, родное. Очень сложно с ними расставаться. У меня дома небольшая комната-мастерская, где все увешано картинами. Причем я не могу без них. Отдаешь их на выставку – становится как-то пусто. Как будто находишься в какой-то казарме. Повесишь обратно - снова заряжаешься энергией.

Я обычно не продаю свои картины, а дарю своим друзьям, знакомым, родственникам. Приятно думать, что, глядя на мои работы, люди будут вспоминать обо мне. Многие знакомые говорят, что мои картины снимают напряжение. Когда делаешь картину на заказ, она может получиться технически правильной и интересной по сюжету, но в ней будет меньше душевности и искренности.

Что для меня живопись? С одной стороны – увлечение, а с другой – колоссальный труд. Даже рамы для картин я делаю самостоятельно. Иногда над рамой приходится работать даже дольше, чем над картиной. Но это получается дешевле. Краски – тоже дорогие удовольствие – раньше они стоили копейки. Не случайно художественными красками покрывали полы, потому что они были качественными и дешевыми. Вместо холста использую специальную плотную ткань, которая стоит дешевле.

- Часто ли устраиваете выставки? Где они проводятся?

- В основном на заводе «Авитек». Несколько картин было представлено в выставочном зале ОДНТ, на выставке, посвященной 40-летию ОДНТ, на выставках в Нижнекамске, в Суне. А вообще я пишу для себя, не для выставок.

- Расскажите о самой любимой, памятной работе.

- Каждая работа по-своему дорога. У каждой картины есть своя история. Одна из памятных – «Вишкильские просторы» - панорамная картина.

- Насколько для Вас важно мнение других о Ваших работах?

- Я немного побаиваюсь критики профессионалов, потому что могут отбить желание писать. Но в то же время прислушиваюсь к людям, которых считаю авторитетами. Хотя есть люди, которые сами не умеют писать, но критикуют. Один художник как-то мне сказал: «Виктор, ты неправильно пишешь маслом. Ты рисуешь, как акварелью». Я ответил: «Как могу, так пишу». И до сих пор я по-своему подхожу к написанию картин. Пусть у меня будет свой стиль.

Стиль написания масляными красками несколько отличается от акварели, которым увлекался раньше. Работать масляными красками сложнее, но интереснее.

- Работы каких художников являются для Вас примером?

- Это, безусловно, Шишкин. Много картин напоминают его стиль. И Левитан. А вообще-то в художественный музей я стал ходить совсем недавно. Просто боялся, что начну копировать, хотелось создавать свои неповторимые работы. Еще один любимый художник – Васнецов. Я, конечно, не портретист, но образы для картин иногда создаю. Правда, стараюсь не прописывать людей, а акцентировать внимание на пейзаж.

- С чем связана любовь к пейзажам?

- Наверное, с тем, что я часто выбираюсь на природу, раньше был охотником, но сейчас это забросил: считаю это негуманным. Люблю рыбачить. Когда сидишь рыбачишь, смотришь — не клюет, я запоминаю, что кругом, на это память у меня очень хорошая. Природа мне близка и понятна, она постоянно восхищает своим волшебством.

Очень нравятся морские пейзажи, но я их не пишу, за исключением одной картины – «Остров Сахалин», - картина, написанная по памяти. Я могу по памяти написать любой пейзаж. Обычно делаю серию набросков, зарисовываю по свежим впечатлениям, создаю панорамные фотоснимки, иногда делаю маленькие этюды. Все это становится планом к написанию больших работ.

- Насколько для Вас важно вдохновение? Бывают моменты, когда не хочется брать кисть и краски в руки?

- Конечно, вдохновение очень важно. Как-то я заболел гриппом, чувствовал себя неважно, но за неделю я написал 4 картины. Многие удивлялись, как я успел. Просто было вдохновение.

- Все Ваши картины как будто пронизаны светом. Принципиально пишете только при ясной погоде, или Ваши картины отражают состояние души?

- Я не люблю серости и мрачности. Пожалуй, единственная картина – «Покров день» - немного пасмурна. А в основном все картины солнечны. Часто замечал, что у многих художников, даже очень известных, картины какие-то мрачноватые – это, видимо, отражение характера художника, состояние души. Если плохое настроение – зачем писать? Какое настроение – такие будут и картины. Хотя картина может быть написана безупречно с точки зрения техники, цвета и так далее, но палитра не может не радовать. Главное, на мой взгляд, чтобы в каждой картине был солнечный свет.

- Передали близким свой талант?

- Отец у меня был художник. Мой старший сын окончил Ленинградское художественное училище. Сейчас он работает дизайнером в Тольятти по проектированию машин. Средний сын учился в художественном училище, работал дизайнером. Дочь тоже немного рисует. Старший внук окончил Ленинградский институт дизайна, стал дизайнером. В общем, вся семья – дизайнеры и художники. Сейчас учу рисовать младшего внука. Делаю карандашом наметки, а он берет в руки кисть и краски и рисует.

- Расскажите о творческих планах.

- Художник всегда стремится к чему-то новому. Если остановишься на достигнутом, перестанешь развиваться - прогресса не будет. Хоть и бизнес на картинах я не построил, но все равно я буду продолжать писать картины – без дела сидеть не могу.

Похожие материалы по теме

Александр Согомонов: «Второго Парижа нет и не будет»

Почему государственные границы превратились в фикцию? Что такое «тихая революция» XXI века? Какими станут города будущего и почему сегодня нельзя привязать человека к одному месту жительства? Об этом и многом другом рассуждает Александр Согомонов, ведущий научный сотрудник Института социологии РАН.