На личном опыте: "Пролетный" журнальчик - прочитал, передай другому

Идея создать «пролетный журнальчик», как мы его называли на первых порах, появилась в 8 классе.

В старших классах я и две мои подруги выпускали школьную газету. Это не было партзаданием, и нас никто не заставлял. Нам просто нравилось писать. И идея была всецело моя, разумеется:)

«Пролетной» газета называлась вовсе не потому, что она везде «пролетала», а потому что первые номера мы писали на проходных листах тетради. «Проходной» у нас быстро трансформировался в «пролетный». Позже с появлением высоких технологий и принтера мы стали печатать газету на листах А4. Вместе с тем сменилось и название. Сначала газета называлась «Po sledam 8, а потом и 9 «А», а позже мы переименовали ее в «Lips» (потому что губы - это та часть тела, которой все говорят!).

Как правило, мои коллеги в «личном опыте» пишут о том, что произошло с ними недавно. Раксана закружила под облаками на вертолете и сразу поделилась своими впечатлениями, Катя сходила на хоккей (не без нас, к слову) – и, вот, готова статья. Поэтому чтобы как-то связать события давно минувших лет с событиями настоящего, замечу, что о газете я вспомнила совершенно случайно и совсем недавно, наткнувшись на «рукописи», разбирая ящики письменного стола. И я вовсе не перечитывала каждый день любимую газету последние восемь лет, сокрушаясь над безвозвратно прошедшей молодостью, как вы бы могли подумать. Такое было всего раз или два. Не больше десяти точно.

Нам не было равных! И вовсе не потому, что и «неравных» не было, и мы были единственной газетой класса. Нет, мы, действительно, были хороши! Новых выпусков ждали в нетерпении, свежие номера выхватывали из рук, чтобы прочитать первыми, одноклассники молили нас напечатать их заметки. Впрочем, я могу преувеличивать как угодно – все-таки все было так давно, что вряд ли кто вспомнит, как оно все происходило на самом деле.

Вообще, мне кажется, наша газета нравилась. Я ни разу не видела ее ни в одном мусорном школьном ведре. Нам охотно давали интервью, несмотря на то, что мы публиковали их с «сокращениями и додумками редакторов», а если, что-то забывали записать, были честны:

«Тоша говорил много и умно, но, блин, мы забыли записать!», - писали мы.

У нас не раз интересовались, когда ждать следующих номеров. Особенно тогда, когда мы задержали выпуск на год.

И, помнится, даже учителя во время контрольных почитывали наши публикации.

Мы писали о жизни класса, свободным стилем и, как нам казалось (мне иногда до сих пор так кажется), с юмором. Порой доходило даже до поэзии. Правда, на высокий слог Александра Сергеевича мы претендовать никак не могли, поэтому даже взяли авторский псевдоним С.А. Никшуп.

Одной из основных и более того неизменных рубрик была рубрика «Only facts». Произведя нехитрые манипуляции со словарем, вы легко догадаетесь, что речь здесь идет о фактах, и только. В общем-то, по сути это были новости класса. От траура наступающих трудовых будней 1 сентября до вспышек гриппа, во время которых нашему классу почему-то никогда не удавалось уйти на карантин.

Мы проводили спец-опросы, где пытались найти ответы на такие вечные вопросы, как «Почему одноклассники прогуливают занятия?» и «Какие булочки в столовой самые вкусные?».

Были разделы «Hobbies», «Music World» (мы, вообще, тяготели к английским названиям — все-таки ВГГ), «Размышления» и «Афиша», которые, по сути своей, никакой практической составляющей не несли, хотя некоторые и должны были бы.

Вот, к примеру, в разделе «Hobbies» мы писали о том, как начать разводить дома тараканов или учили выживанию в стенах родной гимназии, а также предлагали заняться экстремальными видами спорта: например, попробовать себя в беге с препятствиями и незаконно перейти границу или начать коллекционировать шариковые ручки и выпавшие волосы.

С окончанием школы газета умерла сама-собой. В то время я никак не могла подумать, что школьное увлечение, к тому же такое несерьезное, перерастет в профессию. Поэтому я бы вам посоветовала заниматься любимым делом и «не париться» о будущем — все сложится само собой.

Похожие материалы по теме

Вячеслав Моше Кантор приветствует обеспокоенность Владимира Путина вопросами сохранения исторической памяти

Историческая память о страшных событиях Холокоста должна стать не только уроком, но и предостережением для всех грядущих поколений, заявил президент Российской Федерации Владимир Путин

12 тезисов Михаила Хазина

29 ноября в Кирове побывал Михаил Хазин. Российский экономист и бывший чиновник администрации президента России приехал не просто так.