Как увидеть красоту в том, что уже отжило свой век

Действительно, в 90-е годы ХХ века, когда Советский Союз, и без того трещащий по швам, развалился, большая часть его наследства попросту превратилась в никому не нужный хлам.

Заводы, здания и даже целые населенные пункты оказались заброшенными, никому не нужными. Они отработали свой ресурс, не могли больше принести пользы своим бывшим владельцам. И хозяева оставили то, что стало «мертвым грузом», на растерзание времени и вандалам.

Годы шли, но заброшенные здания редко пустовали. Если не говорить о всякого рода маргиналах, которые облюбовали «заброшки» в качестве места проживания, на развалинах часто можно было увидеть... детей. Дети ползали по разрушающимся зданиям, играли там, куда взрослый человек не отважился бы зайти. Играли не потому, что им это особо нравилось. Просто иных развлечений, даже нормальных детских площадок было слишком мало.

Дети выросли, но кое кто из них так и не расстался с детской любовью к заброшенным зданиям. Только изменился взгляд, мировоззрение. Заброшенные объекты стали не просто игровой площадкой, но местом вдохновения и философских размышлений.

Сталкеры — современные следопыты

Сталкеры — это люди, занимающиеся исследованием опасных объектов и территорий. Эти исследования часто бывают связаны с риском для здоровья или жизни, так как исследуемые объекты зачастую находятся в аварийном состоянии. Ну и проблем с законом никто не может исключить, так как часто территории находятся в частной собственности и охраняются. Сейчас словом «сталкер» называют приверженцев индустриального туризма.

Термин прижился с легкой руки братьев Стругацких, в частности, после «Пикника на обочине». Но настоящий «бум» на сталкеров начался после выхода одноименной игры S.T.A.L.K.E.R, сопровождающейся рядом книг на тему мира игры. Не удивительно, что многие подростки сразу же «ломанулись» исследовать близлежащие заброшенные стройки в поисках чего-то мистического. Правда, большинство так и ограничилось распитием пива среди развалин.

Настоящие сталкеры, если можно так выразиться, вели (и ведут) гораздо более интересную жизнь. Объекты они исследуют не с целью там отдохнуть, а с целью проникнуться атмосферой запустения, умирания. Кому-то нравилось наблюдать за тем, как природа берет верх над человеческими трудами, кто-то представлял себе новые миры, которые возникнут на развалинах человеческой цивилизации, если произойдет какая-то глобальная катастрофа. Тема постапокалипсиса очень сильна в этой философии. Естественно, заброшенные объекты вдохновили многих писателей, художников и фотографов, интересующихся тематикой.

Сейчас существует множество сообществ сталкеров, от локального уровня до всероссийского. На форумах обсуждаются исследуемые объекты, их координаты, собирается информация и отчеты из рейдов, выкладываются фотографии и тематическое творчество. К тому же, в последнее время сталкерство тесно пересекается с движением «выживальщиков» (люди, тренирующиеся в выживании в самых экстремальных условиях с минимальным набором средств). Так что на форумах можно найти много полезной информации и о том, как выжить в дикой природе и как сделать все необходимое для выживания из подручных материалов.

Не каждому дано понять

Среди сталкеров встречаются и девушки. И на этот раз одна из них (назовем ее LUNX, ибо имя «светить» она не желает по ряду причин) рассказала нам о том, почему она выбрала такое необычное хобби.

«В детстве, особенно если вы выросли в небольшом городе, ребенку найти развлечения очень трудно. Естественно, мы бегали по гаражам, играли в войну и, конечно же, «исследовали» старые дома. Как-то так повелось, что среди друзей и хороших знакомых у меня больше представителей мужского пола (видимо, из-за совпадения интересов), поэтому проблем с компанией не было. Конечно, это были детские игры, но ребенку на тот момент впечатлений хватало.

Было очень интересно копаться в старом хламе, искать «клад», читать старые бумаги и рассматривать сохранившиеся фото. Например, у нас около дома была кладовка больничная, в отдельном здании. Сама больница закрылась, но в кладовке было очень много интересных для детей вещей: снимки, какие-то сломанные аппараты, бумаги. Залазили мы через чердачное окно, потом кто-то расшатал дверь (вероятно, бомжи), и внутрь стало попадать легче. А еще у нас была «машина» - остов больничной «буханки», с сохранившимися сиденьями. Были и другие старые дома. Сейчас я понимаю, что в половине случаев нас бы могли забрать в детскую комнату милиции за такие поползновения. Но мы никогда особо не хулиганили.

Время прошло, но интересы особо не изменились. Да, возможно, на какое-то время они отступили на второй план. Но потом появились новые знакомства в новом городе, и как-то «традиция» возродилась. Для меня, в первую очередь, посещение заброшенных объектов — это способ релаксации. Я не очень-то люблю тесное общение с людьми, иногда хочется побыть в тишине, чтобы тебя не отвлекали ни люди, ни телевизор, ни компьютер, ни даже шум за окном. Поэтому мне не нравится, когда на «заброшке» кто-то шумит. Хочется просто посидеть, пожечь костер, поваляться где-то на крыше или на плитах. Просто отдохнуть.

Мне нравится наблюдать, как индустриальные объекты разрушаются под воздействием природных сил. Или же как природные и человеческие объекты гармонично взаимодействуют. Впечатления, полученные от таких походов, находят отражение в рисовании и, иногда, в попытках написать что-то. Кстати, среди «сталкеров» очень много творческих людей, просто их творчество известно очень узкому кругу. И, я считаю, что зря.

Вообще, мне слово «сталкер» не очень нравится. Как-то его опошлили. Да и в изначальном значении «сталкер» — это «охотник», «преследователь». Индустриальный же туризм, если называть вещи своими именами, охотой в прямом смысле не является. Разве что за впечатлениями. Хотя, конечно, кто-то и приносит из рейдов разные вещи. Но делать это нужно осознанно, только действительно тогда, когда вещь тебе пригодится. А вандализм — это плохо. Да и вообще, нужно оставлять как можно меньше следов своего пребывания на объекте, чтобы другие, которые придут после вас, смогли нормально насладиться моментом. Но это, собственно, в любом туризме актуально.

Из снаряжения ничего особенного не надо, все как в обычном туризме. Разве что палатки требуются крайне редко, только если ехать куда-то далеко на несколько дней и в непогоду. А так — удобная одежда, удобная и прочная обувь (очень важно), рюкзак (не слишком большой, чтобы не мешался), иногда — спальник. Ну и фонари (обязательно) и прочие мелкие туристические принадлежности. А на небольшие вылазки и вовсе понадобится минимум.

Если уж вы собрались заняться индустриальным туризмом, выбраться на какой-то объект, вам понадобится все вышеперечисленное, а еще проводник, который знает правила поведения. Во-первых, некоторые объекты могут охраняться. Проводник должен знать об этом. Во-вторых, объекты могут быть опасны для здоровья и даже жизни. Проводник должен, опять-таки, об этом знать и уметь, в случае чего, оказать первую помощь. Ну и, естественно, опытный проводник может провести вас по заброшенному объекту так, что вы в полной мере насладитесь этой прогулкой. Конечно, интересно исследовать и что-то новое, но на первый раз в одиночку ходить не стоит.

Ну и, наверно, надо знать некоторые правила поведения на заброшенных объектах, это, своего рода, этикет.

-Будьте осторожны, строения могут быть не так прочны, как кажутся.

-Не стоит лишний раз шуметь. Как для собственной безопасности, так и для того, чтобы прочувствовать атмосферу.

-Оставляйте по минимуму следы своего пребывания на объекте, мусор сжигайте или уносите с собой, не бейте бутылки, не ломайте то, что соорудили другие.

-Никакого вандализма. После нескольких набегов вандалов на объекте не остается ничего интересного, только мусор. Постарайтесь сохранить все так, как было. Если же вас заподозрят в вандализме, разговор может состояться серьезный.

-И последнее, идите на заброшенный объект не для того, чтобы просто расслабиться. Постарайтесь вдохновиться атмосферой.

Вас будут считать странным, возможно, будут даже смеяться. Не стоит обращать внимания. Главное не то, как к вашему хобби относятся, а то, что сами вы от этого хобби получаете».

Индустриальный туризм, сталкерство — можно называть это хобби как угодно. Но пока существуют города, пока пустуют постройки, найдутся те, кто сделает «заброшки» объектом своего вдохновения.

Фото: hAmor

Похожие материалы по теме

Картина грязью: история художницы Натальи Тимошенковой

Вот уже несколько лет художница Наталья радует кировчан своими яркими картинами на грязных автомобилях. Но все ли так радужно начиналось и почему художница отказалась от этой задумки на два года?