Тихон Булычев: "Я уступаю..."

Имя и судьба Тихона Филипповича Булычёва, выдающегося вятского предпринимателя, купца 1 гильдии и потомственного почётного гражданина,  овеяны легендами. Его биография до сих пор подробно не исследована, поэтому порождает  немало домыслов. Странным кажется даже тот факт, что, несмотря на его активную общественную жизнь, сохранилась лишь одна его парадная фотография, сделанная в 1910 году С. Лобовиковым. Совсем не встречается фотографий его родных. Родовое гнездо Булычёвых находилось  в городе Орлове, здесь была огромная усадьба рядом с фамильной, тщательно опекаемой Благовещенской церковью.  Главный дом усадьбы ещё жив, но на её территории до сих пор размещается колония для малолетних преступников… Можно предположить, что в бывшем советском городе Халтурине  память о купеческой династии Булычёвых была намеренно растоптана советской властью.

Историкам и краеведам приходится сегодня по крупицам собирать сведения о Тихоне Булычёве и его семье. По словам Светланы Бушмелевой, председателя Вятского общества им. архитектора И.А. Чарушина , перед исследователями династии Булычёвых открывается настоящая «бездна».
Светлана Михайловна согласилась поделиться с нами своими размышлениями о жизни и деятельности этого неординарного человека и успешного предпринимателя.

 

Потомственный купец

Тихон Филиппович Булычёв — потомственный купец. И нужно «подчеркнуть» слово потомственный: когда он вступил в дело, его предки уже почти 100 лет занималось предпринимательством. А это особая среда, «корневая система», которая формирует человека. Характер, деловые качества, предпринимательская жилка — все это помогло Булычёву со временем стать самым богатым человеком в Вятке. Только представьте, он в 26 лет стал наследником огромного состояния. Причём, он не только смог справиться с капиталами, но и значительно их приумножил. Кстати, образование Тихон Булычёв получил, в основном, домашнее, лишь непродолжительное время учился в Петершуле. Это известное учебное заведение, которое принимало детей купцов-предпринимателей. Но учиться ему было некогда. Он вступил в дело, и жизнь дала свои университеты. 
 Усадьба в Орлове
Древний вятский город Орлов в середине XIX века был красивым, просвещённым и богатым. По утверждению Н.А. Чарушина, «…с целым рядом учебных заведений, с прекрасной общественной библиотекой, народным домом Орлов в то время был одним из самых культурных уездных городов России». Орловские купцы торговали не только с соседними городами (преимущественно с Архангельском), но и с Европой. Вятские сельскохозяйственные, кожевенные товары, продукция салотопен через архангельский порт уходили  в Англию, Швецию, Голландию… 
Семейство Булычёвых было всегда на виду. Надо сказать, что Тихон Филиппович – первый из семьи, кто уехал в Вятку. А до него все жили в Орлове и трудились не только на себя: даже будучи богатыми купцами - оптовиками, участвовали в общественной деятельности. И отец, и дед Тихона Филипповича были городскими головами. Тихон Филиппович также некоторое время до отъезда в Вятку занимал эту должность.

Любимое дело

Отец Тихона Булычёва — Филипп Булычёв первым занялся пароходством: купил буксиры, чтобы по реке сплавлять грузы. В 1872 году Тихону Филипповичу досталось в наследство два парохода, а уже через четыре года он был владельцем семи самоходных судов! Булычёв вёл успешную купеческую деятельность, в том числе торговлю нобелевским керосином, но любимым его делом была река. 
Каждый пароход Булычёва назывался именем, связанным с его родом: «Потомственный», «Гражданин», «Филипп», «Николай», «Булычёв», «Дед», «Любимец», «Основатель». Это была не только романтическая чёрточка предпринимателя, но и способ увековечить себя. В городе Вятке его имя можно было прочитать и на фасаде Вятской мужской гимназии, и на «Доме инвалидов и сирот Великой войны 1914-1915 годов»…
Стоит отметить, что Булычёв любил большие и быстроходные пароходы. А ведь Вятка не только сейчас обмелела. Для судоходства Вятка - сложная река: опасность сесть на мель всегда была очень высока. Но Булычёв приобретал, например, пароходы американского типа  в 25 сажен. Он не просто рискнул, он все просчитал и даже купил землечерпательную машину, чтобы углублять реку. 
Фирма Булычёва начинала с буксирного движения, а в 1874 году было открыто пассажирское, что было не только выгодно, но и общественно полезно. Забота о пассажирах проявлялась в максимальных удобствах. В холодное время каюты отапливались паром, было электрическое освещение, работал буфет, для чтения имелись газеты. Дети до 5 лет в сопровождении взрослых ездили бесплатно, а до 10 лет – за полцены. Обед по особой ежедневной карте подавался из 5 блюд, но по желанию можно было выбрать и одно.
 
Вообще, Булычёв не просто работал на реке и ухаживал за ней, он развивал портовое хозяйство, причём не только в Вятке, но и в Нижнем Новгороде, Казани. Булычёв первый перевел вятское пароходство с дровяного топлива, на нефть. Он был членом «Общества подаяния помощи при кораблекрушениях». В те времена почётными членами этого общества была императорская семья, знать, богатые купцы и крупные государственные деятели. Рядом с пристанью в Вятке на его средства была построена и содержалась спасательная станция. Зачем? Это было престижно, это укрепляло его деловую репутацию. 
После национализации флота в 1918 году Вятское речное пароходство прекрасно работало до 60-70-х годов прошлого века, пока на смену пароходам не пришли теплоходы. А обученные Булычёвым сотрудники (капитаны, механики, работники пристаней и др.) «пригодились» советской власти и ещё долго «держали марку» бывшего Товарищества Вятско-Волжского пароходства.

Булычёв — элита своего времени

Булычёв кроме собственной выгоды всегда думал об общественной пользе. Это отличало его как предпринимателя. Он вкладывал средства и в обучение своих работников, умел правильно организовать дело. Например, механиков отправлял на зиму на заводы по производству двигателей, чтобы те к навигации возвращались специалистами, знающими своё дело до тонкостей. Ему удавалось преуспевать, даже находясь большую часть времени в поездках по стране и за границей. 
Из Европы Булычёв то и дело привносил какие-то новинки в Вятку. При этом даже его забавы в итоге оказывались нужными обществу.  Например, известная история с рентгеновским аппаратом: сначала он им поразвлекал гостей, а потом подарил два аппарата Губернской земской больнице, где числился почётным членом попечительского совета.
Тихон Филиппович не жалел денег на благотворительность, будучи инициатором масштабных благотворительных инициатив. В частности, он был попечителем сразу в нескольких учебных заведениях, отдал один из своих домов на улице Стефановской под приют и содержал его. Некоторые исследователи объясняют подобные широкие жесты тем, что сам Булычёв не получил университетского образования.
Впоследствии Булычёва объявили эксплуататором, отстранили от управления пароходством, отобрали льнопрядильно-ткацкую фабрику,  все построенные дома, дачи, а вместе с ними мебель, утварь, даже одежду.  Почему же гнев большевиков обрушился именно на Булычёва? Потому что он был самым богатым, был миллионером! С ним работала, как бы сейчас сказали, команда умных, предприимчивых, талантливых, надёжных людей. Это была элита того времени. 
Вокруг Булычёва, как и вокруг любой большой личности, было много слухов. Самая тиражируемая — это легенда про особняк в стиле романтического модерна с готическими и мавританскими элементами. Многие слышали историю про то, что Тихон Филиппович построил его для своей дочери, жившей в Европе. Якобы для того, чтобы «заманить» её после замужества в Вятку. Но здесь нет  ни капли правды. Одна дочь Булычёва умерла в восьмилетнем возрасте, а другая — Александра Тихоновна была замужем за городским головой и жила в своём особняке в Вятке. Тогда зачем Булычев построил этот роскошный замок? 
Дело в том, что Булычев всегда с умом и перспективой вкладывал деньги. Ему  хотелось выделиться, да и средства ему позволяли. Тем более, что Тихон Филиппович часто бывал в Европе и видел роскошные европейские замки. Таким образом, уровень его притязаний прекрасно совпал с высочайшим уровнем профессионального мастерства архитектора Чарушина, получившего достойное образование в Петербургской Императорской  Академии художеств. Вот так, в построенном доме с усадьбой, откуда открывался лучший вид на город начала XX века,   соединились мечты Булычёва и талант архитектора Чарушина. 
Впоследствии некоторые краеведы писали, что Булычёв продал замок городу за 100 тысяч. Но слово «продал» здесь совершенно не уместно. В книге об истории создания «Дома инвалидов и сирот», изданной в 1915 году, приводится переписка Булычёва с губернатором А.Г. Чернявским,  где губернатор просит уступить особняк за 100 тысяч. На что Булычёв отвечает: «Я уступаю». Именно уступает, так как дом с усадьбой он оценил в 300 тысяч. Как член Вятского местного управления Общества Красного Креста он понимал, что дом для инвалидов и сирот в условиях, когда ещё шла Первая мировая война — это благая цель. Кстати, Тихон Филиппович Булычёв ежемесячно вносил по 1000 рублей на нужды Красного Креста и семей фронтовиков, а в госпиталях на его средства содержались целые палаты.

Человеческая трагедия 

Трагедия Булычёва не только в том, что у него все отобрали, но и в том, что новая власть не захотела его признать, не захотела использовать его потенциал. А ведь он был готов служить новой власти «на общих для всех основаниях»… Его имя было с каким – то особым остервенением растоптано советской властью. Последние 8 лет жизни он прожил в угнетении, бесславии и нищете. Это настоящая человеческая трагедия. Доподлинно  даже неизвестно, где его могила.
Можно ли было уехать и скрыться от надвигающейся трагедии, например, за границу? Сейчас это кажется таким естественным. Но не тогда! Тогда люди были связаны корнями со своей землей. Вероятно, для Булычёва было немыслимым бросить своё дело, наследие своих отцов.
Булычёв для Вятки, для Вятской губернии — не просто значимая фигура. Это был тот человек, который высоко поднял планку: для властей, для предпринимателей, для вятских людей. Эта личность до сих пор недооценена. Хотелось бы отметить, что благодаря вятским просветителям в самом высоком смысле этого слова Е.Березину, В.Мочалову,  М.Судовикову мы можем сегодня хотя бы узнать о славных делах этого выдающегося предпринимателя и благотворителя. Несомненно, мы, вятские жители, должны поклониться Булычёву, отдать дань уважения этому человеку. 
Фото из личного архива Светланы Бушмелевой.

Похожие материалы по теме

Век становления. Как на Вятке 99 лет назад появился первый ЗАГС

18 декабря — важная дата в истории страны. В этот день, в 1917 году вышел Декрет новой советской власти «О гражданском браке...». Создавать семью по-старинке, в церкви, стало незаконно.

Иван Кардаков: "Цены на все товары в магазине - без запроса"

Не часто так происходит, чтобы в названии магазина звучала фамилия его основателя. Магазин "Кардаковский" - исключение. Что значил для Вятки огромный по дореволюционным временам торговый дом на пресечении Спасской и Вознесенской улиц (сегодня Спасская и Ленина), знатокам истории рассказывать не нужно.

Спиридон Лянгусов: Торговля с Китаем принесла Лянгусову крупные прибыли

Можно смело утверждать, что традиции гражданского общества на Вятке зародились очень давно, а его проводниками, так сказать, прародителями, были купцы. Да и само понятие "торговый купец" появилось в 17 веке. Правда, тогда купцами назывались и продавцы, и покупатели.

Яков Прозоров: «Время - на дело»

Потомственный купец и меценат, предприимчивый, но в то же время щедрый человек. Яков Прозоров старался быть во всем первым, жертвуя при этом своим временем, силами, средствами, но все это не ради наград, титулов и званий.