Анзор БУХАРСКИЙ: «Все люди хотят быть красивыми»

Анзора Бухарского знают все фотографы. Он прославился благодаря Интернету. После внезапно пришедшей славы у Анзора началась череда путешествий, открытие выставок и встречи со своими единомышленниками.

Мало, кто знает, что Анзор — это сын Анвара Салиджанова, известного тренера по футболу сборной Узбекистана.

Вот только тяги к этому виду спорта у него не было. Он стал художником. Как признается, сам Анзор в один прекрасный момент, он понял, что больше не будет рисовать.

«Я долго выбирал между двумя этими занятиями. Долгое время фотография была моим хобби. Но фотография и живопись, как женщины и требуют 100%-ой отдачи. Невозможно уделять им одинаковое количество времени», - пояснил он.

В наш город Анзор приезжал не на один день. В первый день своего пребывания он устроил творческую встречу. А два других - посвятил практике уличной съемки. На встрече с кировскими фотографами он рассказал о некоторых своих секретах и наблюдениях.

«Люди хотят быть красивыми»

Люди на улицах всегда негативно реагируют, когда я фотографирую. И это правильно. Я тоже очень нервничаю, когда кто-то меня фотографирует, и постоянно вздрагиваю. Да и к тому же у меня есть огромная просьба ко всем: когда будете размещать мои фотографии в Интернете, помните, что я разведенный, и мне очень хочется жениться в четвертый раз. Поэтому подретушируйте мои морщины и убедитесь, что  их видно не будет. Каждый человек хочет выглядеть красиво. А нам приходится подходить к человеку на расстоянии вытянутой руки. Такое вмешательство в личное пространство никому не понравится. В Бухаре, например, я часто прикидываюсь туристом. Там их любят, ведь этот город живет за счет них. Когда я фотографирую в этом городе, меня спрашивают, откуда я. Я всегда отвечаю, что из Казани. Так как я свободно говорю на татарском языке. Я все перепробовал, даже разрешение спрашивал. Но всегда слышал отказ. Когда ко мне приезжал Жора Пойлов, вятский фотограф, он мне говорил, что люди в Бухаре хорошие. А я ему отвечал, что даже, если его милиция остановит, то к нему и отношение будет другое. Ведь в руках у него красный паспорт и он гражданин РФ. А меня вот часто приводили в милицию. Я уже привык писать объяснительные. Вот недавно я был в Рязани, ко мне подошел сотрудник полиции и спросил, что я тут нашел. Послушав мой ответ, он мне дал совет: «Иди лучше пейзаж фотографируй».

Из жизни фотографии: 

Это сотрудник милиции, который свое свободное время посвящает живописи. Не то, что я. Я сразу бегу в караоке. Он занимается искусством. Я когда проходил мимо, начал фотографировать. Он меня остановил и попросил документы. Я не расстерялся и ему задал такой же встречный вопрос. Он растерялся, и я ему сказал, что он ведь не при исполнении. Я ему объяснил, что тот факт, что милиционер рисует, меня заинтриговал. И мы сошлись на том, что я сделаю несколько фотографий, но в Интернете размещу лишь те, где невозможно идентифицировать ни его личность, ни звание. Но это самый безобидный случай, есть такие ситуация, когда дело доходит до маразма.

«Истории бывают разные»

Вот, например, была репетиция Парада в честь Дня Победы. Казалось бы, общественное мероприятие. Солдаты маршировали, но даже без оружия. Я начал фотографировать. Тут меня за плечо хватает сотрудник милиции и предлагает пройти с ним. Я отказался и начал спрашивать за что. В ответ услышал очень странное объяснение: за то, что я фотографирую военных . Я очень удивился и начал объяснять, что русские, например, уже давно по телевизору показывают свои ракеты «Тополь», а уж на Параде в День Победы идет демонстрация всей военной технике. А мне нельзя сфотографировать простых военных. Когда я ему все объяснил, он мне разрешил, но у меня не было уже желания. За это время пропал весь драйв, да и военные перестали маршировать. Или, например, приехал ко мне мой украинский коллега, который попросил отвезти его к моим любимым цыганам. Я отвез его на место, он был не один, а со своим телохранителем. Он с удовольствием начал снимать, а я уже чувствовал, что скоро что-то начнется. Проходят считанные минуты, и приезжает милиция. Нас отправили в участок, где заставили писать объяснительную.

"Нищета? Нет, не слышал и не снимал."

Мне часто задают вопрос о том, зачем я снимаю нищету. На самом деле мне этот вопрос, а особенно постановка уже набили оскомину. Вопрос очень ужасный и унизительный. Как можно судить людей по этим социальным признакам. Фотограф не мыслит такими понятиями, как нищета и богатство. Это удел социологов. Может, есть такие люди, которые снимают социальные проекты.

Но я живу так. Я люблю сельскую жизнь. Я вот, когда еду снимать цыган, я чувствую себя как рыба в воде. Во мне тоже есть немного их крови. Мне пришлось пройти очень долгий путь, прежде чем я стал своим у них. Они убедились, что я зла им не несу. Хотя были и неприятные истории. В будущем я планирую выпустить книгу под рабочим названием «Мои любимые цыгане». Кстати, я единственный в мире человек, который живет за счет цыган. Они меня приглашают даже их свадьбы снимать, хотя сразу предупреждают, что много платить не могут. Но я снимаю не только цыган. Я не снимаю людей по национальному признаку. Мне просто интересно снимать сельскую жизнь.

Будущее где-то рядом

Когда меня спрашивают не боюсь ли я, что фотографов становится все больше. Я, наоборот, за. Я буду их плодить. Меня больше напрягает другой вопрос: а будет ли нужна фотография вообще? Мне кажется, что все перейдет в плоскость Интернета.  

Похожие материалы по теме