Какие изменения стоит внести в закон "О госзакупках"?

В Переговорном пункте участвуют: Николай Исупов, генеральный директор «Проектно-реставрационно-строительной фирмы АРСО», Сергей Зюзин, менеджер компании «Теплоэнергомонтаж», Сергей Семенихин, директор компании «Престижстрой», и Артем Молчанов, заместитель руководителя Управления Федеральной антимонопольной службы по Кировской области.

Сейчас Минэкономразвития, ФАС, а также Минфин ведут совместную работу над новым законопроектом. Эксперты считают, что это самый логичный итог: несмотря на словесные баталии, концепции ведомств во многом схожи.

В Переговорном пункте мы решили узнать у кировских специалистов, каким они видят ФЗ «О госзакупках».

Напомним, что высшее руководство страны решило пересмотреть закон о госзакупках после того, как стало известно о масштабах практикующихся откатов в этой сфере. Сумма составила 32,1 миллиарда долларов.

Как сделать так, чтобы закон «О госзакупках» по факту помогал бизнесу, а не загонял в убыток?

Сергей Зюзин,

Менеджер компании «Теплоэнергомонтаж»:

- 94 ФЗ «О госзакупках» не загоняет бизнес в убыток. Если мы сейчас говорим о строительной отрасли, то я считаю, что просто все встает на свои места. Участники строительного рынка, привыкшие к «сверхрентабельности», вынуждены работать за реальные деньги.

С этим законом можно работать. Он несовершенный, но его нельзя отменять. Иначе все вернется к тому, с чего все начиналось. Тогда участники рынка не могли зайти на сайт и посмотреть, кто, что закупает и по какой цене. Раньше абсолютно все это было закрыто - делался звонок и приезжали сразу с договором. Не секрет, что откаты тогда доходили до 70%, когда чиновник волен был напрямую заключать контракт. А мы бизнес сейчас можем хоть в чем-то поучаствовать.

На аукционах, если я вижу, что цена падает на 10-15 %, то перестаю участвовать. Сейчас, конечно, сложно представить, что никто не выйдет на аукцион, что я буду один, и выиграю лот по максимальной цене, хотя и такое бывает. Кстати, максимальное падение было на 76 %, то есть люди готовы были работать за четверть от начальной цены.

Если говорить о качестве, то далеко за примерами ходить не надо. 94 ФЗ не позволяет нам выбирать профессионального поставщика товаров или услуг. Например, в первый год работы 94-/ФЗ заказчик радовалась, что удалось сэкономить 40-50% от первоначальной цены. А потом началось: подрядчик приезжает строить объект, сдать не могут, потому что у них нет денег на выполнение взятого объема работы. Потом заказчик за голову хватается: как они нам построят, из чего, у них же денег нет! Так месяц назад на заседании союза строителей один из чиновников администрации г. Кирова сказал, что на тот момент было проведено 11 аукционов, и все они в суде. Люди упали в цене, сделать работы не могут, а заказчик не может принять и так далее.

Хорошо сделали, что обезличили участников на аукционах. Но есть один промах. Перед началом аукциона компания отправляет документ, что согласна на условия аукциона. А вот какая это фирма, какие имеет разрешения, какой опыт и чем собственно занимается предоставляет только во второй части заявки, которую рассматривают уже после аукциона. То есть ничто не мешает в аукционе участвовать фирме-однодневке и понижать цену работы, которую она не может выполнять.

Николай Исупов,

Генеральный директор «Проектно-реставрационно-строительной фирмы АРСО»:

- Сегодня 94 ФЗ для строительства является тормозом. На мой взгляд, играть на понижение в стоимости строительства, которое рассчитано уже по выверенным расценкам и без учета инфляции – поставить строительную отрасль в тупик. В условиях, когда мы еще не вышли из кризиса, когда у нас объемы производства сократились, но мощности и люди есть, мы вынуждены идти на эти аукционы с любой ценой, лишь бы этих людей загрузить даже себе в убыток.

Строитель должен зарабатывать прибыль, которая направляется на развитие производства, внедрение новых мощностей, другими словами на технический прогресс. А в условиях отсутствия прибыли технический прогресс невозможен. Однако государство заставляет нас работать без прибыли. О каком развитии может идти речь? Мне не понятна идеология со стороны государства. Загубить нашу отрасль и пустить на рынок передовых строителей Турции, Германии, Италии?

В нашей отрасли всегда нужно время на подготовку. Как можно проводить аукцион в 4 квартале, когда появились деньги, с условием, что работы должны быть закончены к концу года, а нормативный срок объекта, к примеру, полтора года? Не учитываются ни нормативный срок, ни сезонность работ. Как можно сделать работы по фасаду в нашей зоне в декабре? Невозможно. Раньше всегда их оставляли на благоприятный период будущего года.

А что можно сделать? Допустим, сезонность работ учли, определили срок до 1 июля будущего года. Тогда оставшуюся сумму средств можно резервировать у заказчика и в казначействе. Нет, надо, вопреки здравому смыслу, показать, что подрядчик освоил деньги. А подрядчик тем самым подставляет себя под уголовную ответственность за невыполненную работу. С другой стороны если деньги не взять, то они пропадают. И надо всего лишь внести некоторые поправки в бюджетный кодекс и другие нормативные акты.

Следующий момент я называю «коней на переправе меняют». Есть объект строительства стоимостью в 10 млн рублей. Сегодня, допустим, выделили 5 млн руб. Компания выиграла аукцион и занимается этим проектом. На следующий год выделяют еще 3 млн руб., но аукцион выигрывает уже другая компания. На третий год еще 2 млн руб. выигрывает новая компания. Понятно, что действия всех трех компаний состыковать очень сложно. Более того, и организации, выполняющие технический надзор, тоже могут меняться. Но вопрос: кто отвечать за объект будет? Надо аукцион разыгрывать на всю стоимость строительства, независимо от того, сколько сегодня выделено финансирования. А дальше автоматически продолжать работать с одним и тем же подрядчиком, если он доказал свою состоятельность.

Цена – единственный критерий. Сегодня на аукцион могут завиться организации, которые не способны строить эти объекты. Конечно, определенные условия по допуску на аукцион вводятся, но их недостаточно. На аукцион сложных объектов должны допускаться организации с соответствующей материальной базой. Но 94 ФЗ не учитывает уровень подготовки организации. А сегодня – даже примеры в газетах были – миллиардные контракты выиграла фирма, у которой в штате два человека.

Нет ответственности за невыполнение работ по 94 ФЗ. Поэтому фирмы, которые неспособны выполнить работы, идут на аукцион и благополучно проваливают эти объекты. А все потому что нет никакой ответственности за неисполнение. Сейчас нужно через суд внести организацию в «черный список», чтобы потом не допускать ее до участия в конкурсах. Но посмотрите в перечень: там никого нет. Ответственность должна быть такая, чтобы недобросовестного подрядчика наказали так, чтобы он больше не шел на такие работы, автоматически попадая в этот список.

Ну и последнее – качество подготовки конкурсной документации. Это вообще ни в какие рамки не лезет. Например, выделили 3 млн рублей на ремонт центральной районной больницы. В лучшем случае идет районный архитектор и визуально составляет смету. Но здесь необходимо провести обследование, выявить недостатки, составить проект, дефектную ведомость - и только после это подготовить настоящую смету. Но сплошь и рядом в смете не учитываются виды работ, которые надо выполнять. Так выигравшая организация попадает в непростую ситуацию. Смотрит в смете на одни виды работ. А на практике: помимо этого надо выполнять другие виды работ. Порядочная организация вынуждена эти работы делать, но они нигде не учитываются.

Артем Молчанов,

Заместитель руководителя Управления Федеральной антимонопольной службы по Кировской области:

- Закон о размещении заказов реально помогает бизнесу. Во-первых, и это самое главное, он дает сам допуск к рынку государственного и муниципального заказа. Открытый допуск, на равных условиях, без системы «откатов» и «личных отношений». Во-вторых, система электронных торгов в отличие от любых других процедур закупок практически исключает давление на участников со стороны конкурентов. Если же говорить о проблеме падения цен на торгах, то на самом деле это проблема неграмотной или недостаточно качественной работы заказчика: размытые требования к товарам, работам, услугам, их качеству, неумение или нежелание определить показатели соответствия качества поставляемого товара приводят к тому, что на торгах могут предложить все, что угодно и с этим придется согласиться. Заказчикам необходимо грамотно формулировать свои технические задания, устанавливать обеспечения исполнения контактов, контролировать исполнение контрактов. Это все действующие механизмы. Их применение позволит выбрать надлежащего поставщика, обеспечить качественную поставку.

Сергей Семенихин,

Директор компании "Престижстрой":

- На сегодняшний день все торги сводятся к критерию - «наименьшая цена». Соответственно, «экономим» на качестве работ или материалов. Более того, существующие процедуры позволяют участвовать в размещении заказа и побеждать поставщикам с очень низкой квалификацией, не способных обеспечить должное качество выполняемых работ, материалов. Или хуже всего фирмы-однодневки. Всё это аукнется в будущем. Кто за это будет держать ответ?

На сегодняшний день Минрегионразвития и ФАС уже получили от регионов варианты изменения ФЗ «О госзакупках». Какие предложения выдвинули эксперты от Кировской области?

Артем Молчанов,

Заместитель руководителя Управления Федеральной антимонопольной службы по Кировской области:

- Действительно сегодня и Минэкономразвития и Федеральная антимонопольная служба внесли свои концепции по изменениям системы государственных закупок. Предложения Федеральной антимонопольной службы сводятся к тому, что систему 94-го федерального закона необходимо совершенствовать. При этом совершенно не следует отменять то, что было достигнуто посредством реализации данного федерального закона. А это и огромная экономия бюджетных средств, и преодоление коррупционных схем при размещении заказа и обеспечение допуска к системе государственных закупок субъектов малого и среднего бизнеса. Концепция размешена на официальном сайте Федеральной антимонопольной службы. Наиболее интересными предложениями является полный уход от системы запроса котировок к электронным торгам, создание системы расторжения договоров и контрактов в «коротком» административном порядке, введение специфичных требований и правил в отношении различных отраслей закупок, ужесточение реестра недобросовестных поставщиков, нормативное закрепление обязательности публичного долгосрочного планирования закупок и системы контроля исполнения контрактов.

Николай Исупов,

Генеральный директор «Проектно-реставрационно-строительной фирмы АРСО»:

- Свои предложения мы отправляли и через Союз строителей, и СРО, и ВТПП. Ответ такой: закон находится в переработке. Так что пока ждем. А конкретного заявления, что такое замечание учтено – нет. Строители обсуждали эти проблемы два года назад на съезде СРО в Санкт-Петербурге. Однако воз и ныне там. Хотя на том заседании были многие чиновники. Они сказали, что да, есть несовершенства и недостатки, над законом надо работать. И до сих пор работают.

Вполне может быть, что из 94 ФЗ уберут только коррупционную составляющую, о чем и говорил президент. Насколько можно судить по закону идет столкновение двух ведомств: Минрегионразвития и Антимонопольной службы. Я не знаю, как они договорятся. У них разные взгляды, однако спорят они не о тех моментах, про которые говорят строители. Самое страшное, что они не видят и не учитывают наше профессиональное мнение.

По моему мнению, для строительства надо прописать отдельную главу закона «О госзакупках». Нельзя сравнивать строительство с изготовлением какого-либо товара. Да, по товарам можно играть на понижение и выиграет аукцион тот посредник, кто ближе к производителю. В строительстве же можно играть на понижение только в очень небольших рамках. К тому же изменениями законодательства ситуацию в строительстве не поправишь. Нужно все по новой разрабатывать. Сейчас во главу угла поставили цену. Кто меньше объявит, тот и будет работать на объекте. Нужно искать другие критерии. Цена – да, но она не должна быть основной. Нужны и другие факторы, например, опыт работы на подобных объектах.

Сергей Зюзин,

Менеджер компании «Теплоэнергомонтаж»:

- До изменений, вступивших в июне, мы члены СРО «ОСКО» давали предложения, которые национальное объединение СРО отправило в Правительство России. Но ни одно не вышло в новой редакции. Были там и балловые системы, разработана система предпочтений, которое отдается тем, кто уже раньше делал подобные объекты. Ничего не прошло — также осталось единственное мерило цена. Из нововведений было только то, что заказчик должен подтвердить начальную цену, но не обязан показать как он это сделал.

Сергей Семенихин,

Директор компании "Престижстрой":

- Существующий механизм организации торгов является жестким. Конечно, он дает меньше возможности коррупции, но при этом выкручивает руки и самим заказчикам, которые страдают от недобросовестных поставщиков.

Я согласен с мнение руководства ФАС, которое предлагает размещать планы закупок на едином общероссийском портале, чтобы предприниматели могли заранее к ним подготовиться. Формализовать требования к товарам, услугам и участникам торгов, что позволило бы основную часть коррупционных тендеров отсекать до их проведения. Организаторы торгов обязаны будут обосновать первоначальную цену лота, изучив средние цены на рынке.

Какие изменения следует внести в закон, чтобы исключить коррупционную составляющую?

Николай Исупов,

Генеральный директор «Проектно-реставрационно-строительной фирмы АРСО»:

- Надо сначала чётко понять, что такое коррупционная составляющая. Мне кажется, что здесь идёт неправильное представление. Бытует мнение, что в проведении аукционов между заказчиком и подрядчиком идёт коррупционная составляющая. Но её нет и быть не может, во всяком случае там, где мы участвуем.

Почва для коррупции имеется там, где есть централизованное распределение. И где оно больше, там больше условий для коррупции, на мой взгляд. Коррупционная составляющая обязательно может присутствовать там, где есть возможность включить завышенную стоимость строительства и иметь сговор с подрядчиком. Но такое возможно только на самом верхнем уровне. И навести в этом деле порядок очень просто. Да он, в принципе, и существует. Это должная экспертиза проекта. А почему она не делается? Вот эти факторы надо включить в закон.

На нашем региональном уровне среди подрядных организаций были условия для сговоров. Когда перешли на электронные торги этих условий не стало. Могу согласиться, что надо с этим бороться.

Аукционы и конкуренция нужны, но они должны принимать такую форму, которая бы не тормозила строительство, а развивала. Сегодня она тормозит. Как это сделать, надо всем думать. Но даже если коней на переправе не менять, то уже хорошо. Правда, не знаю, прислушаются ли к мнению строителей со всей России.

Повсеместно строители выступают против снижения сметной стоимости. Это идет в ущерб качеству, безопасности и подталкивает на «серые» схемы. О чем здесь говорить? Какая коррупционная составляющая?

Сергей Зюзин,

Менеджер компании «Теплоэнергомонтаж»:

- Мы понимаем, что взятки были, есть и будут. Пока существует возможность решить вопрос проще взятки будут брать и давать. Посмотрите, кому идут откаты — тем же чиновникам. Разбираться надо не с 94-ФЗ, не с бизнесом, а с чиновниками, которые берут взятки.

Артем Молчанов,

Заместитель руководителя Управления Федеральной антимонопольной службы по Кировской области:

- Проблема коррупции заключается не только в нормативном регулировании закупочных процедур. Здесь не стоит обнадеживаться тем, что поправки в 94-й закон позволяют побороть коррупции как таковую. Вместе с тем, есть ряд предложений, который выдвинуты в концепции Федеральной антимонопольной службы, которые должны существенно снизить коррупционные проявления в госзаазе: отмена котировок, переход на электронные торги, долгосрочное публичное планирование торгов, публичный (с обязательном размещении на официальном сайте) контроль всех стадий исполнения контрактов.

Сергей Семенихин,

Директор компании "Престижстрой":

На сегодняшний день получить заказ очень трудно. Всем известно, что есть фирмы, которые заранее обладают привилегиями участия в конкурсе. «Система должна быть прозрачной на всех стадиях процесса». Система работала бы лучше, если бы все чиновники были честными. Но как говорят за всем не уследишь.

Предлагаемый вариант реформы Минэкономразвития России (МЭР) создать Федеральную контрактную систему. Вместо примитивного аукциона руководство МЭР разработало целую систему инструментов: и аукцион с предквалификацией (отсечением неустраивающих заказчика предложений на ранних стадиях тендера), и закрытый конкурс, и конкурентные переговоры...

Не трудно предположить, что чиновники получат возможность раздавать заказы, буквально указав пальцем на компании, которые обеспечат качество выполнения услуг. Но ведь не исключен и такой вариант: заказы раздадут за откаты.

На ваш взгляд реально ли воплотить в жизнь изменения в закон, не меняя систему в целом?

Сергей Зюзин,

Менеджер компании «Теплоэнергомонтаж»:

- Закон интересный, нужный, но менять его все равно будут.

Артем Молчанов,

Заместитель руководителя Управления Федеральной антимонопольной службы по Кировской области:

- Безусловно, реально. Об этом могу сказать не только как представитель контрольного органа, но и как в прошлом руководитель крупного муниципального заказчика. Да, необходимо совершенствовать механизмы 94-го закона. Но в целом это действительно реальный механизм, направленный на развитие конкуренции и преодоление коррупции в системе расходования бюджетных средств.

Николай Исупов,

Генеральный директор «Проектно-реставрационно-строительной фирмы АРСО»:

- Я с сожалением считаю, что 94 ФЗ не изменят так, как нам надо, каким мы его видим. У строителей нет лобби в законодательстве. Строительная отрасль сейчас приставка к Минрегионразвития. Нет ни Минстроя, ни Госстроя, как раньше было.

Да и саморегулируемые организации не смогут добиться всех позитивных изменений. Глубокая ошибка, что СРО решит основные проблемы отрасли. Да, этот институт будет развиваться, но он просто не может решить все вопросы. Нашей отрасли не обойтись без государственного вмешательства, потому что государство для нас является заказчиком, оно же устанавливает для нас законы.

Сергей Семенихин,

Директор компании "Престижстрой":

- Изменения вносить необходимо постоянно. Система какая-никая, а есть! За годы существования она проявила в себе много «минусов», которые необходимо устранять. Введение новой системы потребует годы на выявление и устранение «лазеек» в законе.

Похожие материалы по теме